ДОН

блог краеведов Донской государственной публичной библиотеки (Ростов-на-Дону)

Развалюха на улице Города Волос
Эмиль Сокольский
donvrem
В Ростове есть целые улицы, не очень приметные, хоть здания на них есть старые и должны бы вызвать интерес. Они и вызывают, несмотря на то, что возведены из блёклого кирпича, казённы, неприветливы, мрачны… Но хранят такие дома какие-то неразгаданные тайны, служат островками неказистой старины. Некоторые из них в аварийном состоянии, подлежат сносу. А некоторые рушатся прямо на наших глазах. Вот пример – старый дом на улице Города Волос.


Альбиция в Ростове
Эмиль Сокольский
donvrem
На улице Пушкинской в Ростове, напротив Дома кино, растут деревца с изогнутыми стволами и с ажурными листочками. Это – альбиция ленкоранская. Иногда это дерево называют ленкоранской (или шёлковой) акацией, шёлковым кустом. Такое интересное название – альбиция – происходит от имени флорентийца Филиппо дель Альбицци, который завёз это дерево из Азии в Европу в XVIII веке.
Теплолюбивое субтропическое растение, альбиция выдеорживает температуру до – 15 мороза (если температура опускается ниже, то страдают молодые побеги, крона, и дерево может погибнуть – особенно если зима бесснежная).
Растёт оно, понятное дело, на крайнем юге России, на Юге Украины, на Южном берегу Крыма (где даже размножается самосевом), в Средней Азии. Ну а также в Средиземноморье, на южных территориях США. Очень любят выращивать её в Китае.
Видимо, на альбицию покушались, поскольку на одном деревце прикреплена бумажка, грозящая штрафом за причинение дереву вреда.



Read more...Collapse )

Встреча с рекой
Эмиль Сокольский
donvrem
Бывает, едешь заливными лугами, реки ещё не видно, но вдруг её чувствуешь: вот он, Дон, уже должен быть за теми деревцами. Сворачиваешь на поляну – и останавливаешься на несколько мгновений. Просто молча стоишь и смотришь.
И только потом начинаешь обустраиваться.
Встреча с рекой – всегда впервые!

Каждый помнит какую-то русскую реку,
но бессильно запнется, едва
говорить о ней станет: даны человеку
лишь одни человечьи слова.
А ведь реки, как души, все разные... нужно,
чтоб соседу поведать о них,
знать, пожалуй, русалочий лепет жемчужный,
изумрудную речь водяных. <…>
(Владимир Набоков)



Read more...Collapse )

Странные трёхэтажки
Эмиль Сокольский
donvrem
До того, как в 1969 году в станице Задоно-Кагальницкой заработала птицефабрика (построенная двумя годами ранее), там занимались, в основном, возделыванием зерновых культур, выращиванием крупного рогатого скота, овец, свиней и виноградарством. Видимо, при рождении птицефабрики и построили в самом центре эти блочные трёхэтажки с необходимыми удобствами – чтобы привлечь сюда на работу молодых специалистов. Сейчас дома эти на фоне скромной одноэтажной застройки выглядят ветхо и как-то странно, будто пережиток прошлого. Впрочем, их можно воспринимать как ещё одну историческую достопримечательность Задоно-Кагальницкой.


В пойме Дона
Эмиль Сокольский
donvrem
Некоторые станицы и хутора, что по Дону, лежат в небольшом отдалении от реки, то есть – за поймой; к Дону проложена сеть грунтовок, они проходят, иногда лавируя, мимо озёр, ручьёв, заболоченных мест – и по сухим участкам, среди разноцветья трав и растений; редко, но можно увидеть и возделанные территории, на которых разбросаны уснувшие стога. Такие поселения располагаются, например, на участке Семикаракорск – Волгодонск. Вот несколько фотографий, сдеданных по пути к Дону от станицы Задоно-Кагальницкой.



Read more...Collapse )

Памятное место Задоно-Кагальницкой
Эмиль Сокольский
donvrem
В станице Задоно-Кагальницкой, что лежит по старой трассе на участке Семикаракорск – Волгодонск, главная достопримечательность – пожалуй, мемориал в память о погибших в Великой Отечественной и на афганской войнах. Прямоугольная территория, к нему примыкающая – большая травянистая ухоженная поляна – окружена невысоким металлическим забором. Вход – ворота со стороны станичной улицы. Но они – на замке. От кого охраняется этот участок – загадка. Как сфотографировать памятник, в конце концов? Только если перелезть через забор!



Read more...Collapse )

Музей в Отрадной
Эмиль Сокольский
donvrem
Пишет из станицы Отрадной Ольга Серкова:
«Иногда внутренне я похожа на Страшилу из "Волшебника Изумрудного города" Волкова: мысли из головы торчат-выпирают во все стороны, а толку...
Сегодня был мой присутственный день в нашем маленьком музее. Принесли очередные экспонаты, в дар, конечно, и спрашивают, а когда вы наши фотографии выставите.
– А мне некуда... Одна комната, все стены заняты, а предметы уже друг на друге. Я для себя всё это уже называю складом музейных вещей. Но не принять не могу – раз люди поверили и приносят – нельзя отказать...
Надо расширяться, но куда?! И есть варианты.
– На нашей же улице неподалёку есть здание бывшего казачьего атаманского управления, документы не сохранились из-за оккупации, но по сведениям старожилов. эта улица одна из первых в станице и дома на ней постройки 1860–1862 годов. В 1918 году в нём размещался Первый ревком, в Гражданскую штаб Шкуро был, – по местной легенде. А в Великую Отечественную размещался детдом из блокадного Ленинграда, даже в оккупацию. Из-за ревкома в 1974 году здание поставили на учёт, как памятник истории. И как ни странно, именно это и стало сейчас катастрофой.
– В предыдущие годы здание не пустовало. В 80-90-е годы 20 века было передано местной школе под кабинеты трудовой и профессиональной подготовки, 4 кабинета и рекреация активно использовались, но... давно изменились программы: школьники всё больше занимаются теорией. И здание с 2001 года пустует и рушится...
– Хотели забрать его наши казаки – историческая справедливость. Никто не против, но...
Из-за регионального учёта, как памятник истории, только на проект для ремонта нужно 3,5 млн.руб (на обычное здание 250,0 тысяч). И на сам ремонт 6 млн. А если бы вне реестра только 400 тысяч. Вот и получается: пусть падает, но на учёте...
Была и комиссия, краевая – всё посчитали. Наши – в печали. Я им говорю. давайте напишем ходатайство в Законодательное собрание края об исключении из реестра памятников – тогда сохраним. Всякие инстанции сомневаются... Стена...
– А в одной из наших станиц бились-бились за подобное здание, но помоложе – примерно 1880 года. Добились, получили докУмент, подошли к рухнувшему зданию... помолчали.
Может, кто-то из прочитавших что-нибудь посоветует?! Открою для "друзей друзей". Но денег нет...»

На фото О. Серковой – станичный дом (памятник истории) и музей (автор сообщает: вход слева, вместе с Советом ветеранов, фасад и внутренности ремонтировали сами, материалы купили вместе с администрацией).




Курган у Манычской
олень
donvrem
От трассы Ростов – Волгодонск отходит дорога на станицу Манычскую и указатель сообщает: «Манычская 9»). Но на самом деле до Манычской, до её центра, не более 5 километров. Как так умудрились посчитать?
А первое, что мы видим, совсем близко подъезжая к станице – скифский курган! Первая манычская достопримечательность!
Кстати, в «Литературной газете» когда-то была едкая статья, касавшаяся песни Матвея Блантера, где есть такие слова: «Лежит под курганом, обросшим бурьяном, матрос Железняк партизан». Автор иронизировал: курган – это же захоронение скифов! Что, партизан Железняк был скифом?
Это, конечно, остроумно, да только у слова «курган» и есть и другое значение: не могильник, а просто – холм, горка… Автор статьи был, видимо, человеком малограмотным.


Обитатели тюрьмы
Эмиль Сокольский
donvrem
Старый автовокзал в Ростове ныне выглядит как режимное предприятие. Куда ни посмотришь, забор, забор и забор...
Парадоксальную мысль однажды высказал поэт, прозаик и эссеист Андрей Тавров, уроженец Ростова-на-Дону, авно проживающий в столице:
– Стремясь к безопасности, наша цивилизация все больше становится тюремной, а мы – обитателями тюрьмы. В отличие от прежних локальных тюрем, нынешняя тюрьма пропитывает все социальные структуры. Нынешняя тюрьма не локальна, а тотальна. Её признаки стали неприятно озадачивать, когда я вспоминал, как раньше меня друзья свободно провожали к трапу самолёта, как во время допроса для того, чтобы взять отпечатки пальце, нужно было особое разрешение, как особое разрешение нужно было на обыск, на все эти ощупывания, которые теперь тебя встречают при входе почти в любой музей или магазин. Всё это незаметно стало нормой – снимаем ботинки, входим в кабинку с просвечиванием, нас снимают со всех углов видеокамеры, прослушивают, возможно, с любого мобильного, отслеживают маршруты по банковским картам... Слишком сильное и всеобщее стремление к безопасности приводит к всеобщей тюрьме. Слишком сильное стремление к безопасности и «комфорту» оборачивается тотальным заключением. Слишком сильное настаивание на «свободе» приводит к тотальному контролю... Может быть, пора вернуться к жизни, способной на опасность? Или хотя бы к риску как образу жизни?


Как Злодейская стала Конармейской
Эмиль Сокольский
donvrem
Ещё немного о станице Кировской, бывшей Злодейской.
«Как вспоминают очевидцы, в 1986 году в станице ждали председателя Совмина РСФСР, члена Политбюро ЦК КПСС В.И. Воротникова. Приехать он должен был почему-то поездом. Понятное дело, улицы, по которым он должен был следовать, и здание вокзала спешно привели в надлежащий вид. Накануне визита очень высокого гостя в Кировскую с инспекцией прибыл большой областной начальник – заворготделом облисполкома Н.И. Гривенный. Раздав последние указания по встрече, выйдя на перрон, он случайно поднял глаза и узрел на фронтоне вокзала название станции «Злодейская».
Гневу его не было предела, прозвучало: «Немедленно сменить!». Робкие возражения железнодорожников, что для этого нужно специальное постановление правительства, Николая Ивановича нисколько не тронули: «Чтобы утром висело! Ну, например, пусть эта станция будет Конармейская!».
Спорить было опасно и бесполезно. На следующий день Воротников вышел на станции, названия которой не было нигде, кроме фронтона вокзала. Официальное постановление о переименовании появилось только через несколько месяцев».
http://kagalnitskievesti.ru/news/39900/


?

Log in