ДОН

блог краеведов Донской государственной публичной библиотеки (Ростов-на-Дону)

Previous Entry Share Next Entry
Легендарная Елена Ширман
Эмиль Сокольский
donvrem

продолжение


Что поражает прежде всего в её поэзии? Личность! С самых отроческих лет чётко определившаяся личность. Как много сейчас в нашей стране стихотворцев, отлично владеющих ритмом, рифмой, метафорами и аллитерациями, но как мало за всем этим крупных характеров. Елена Ширман – крупный характер, очень полно и всесторонне выразивший себя в горячих, жарких, огневых стихах. Но этого мало. Елена всегда предчувствовала необычайность своего грядущего, знала, что будет жить не так, совсем-совсем не так, как живут её сверстницы того же социального круга. Она остро чувствовала ответственность перед своим временем.
Елена Ширман обожала жизнь. Эпиграфом ко всей её книге можно было бы поставить четверостишие:

Жить! Изорваться ветрами в клочки,
Жаркими листьями наземь сыпаться,
Только бы чуять артерий толчки,
 Гнуться от боли, от ярости дыбиться.

А в жизни она любила всё могучее, буйное, рвущееся вперёд, вдаль. Недаром она так сочно и с таким размахом описывала коня, который стал на первых порах эмблемой её поэзии. Здесь не просто опьянение стихией, как, допустим, у Языкова, воспевшего в коне «избыток чувств и сил». Ширман обожает движение и ненавидит неподвижность, в чём бы она ни проявилась. Вот перед поэтом античная статуя дискобола:

Наследье веков повелело,
Чтоб вынес и выходил ты
В Элладе точеное тело
Из мрамора и быстроты.
Не знает ни злобы, ни боли
Лепной неулыбчивый рот,
И каменных плеч дискобола
Стремительный поворот
Пластичным певучим движеньем
Кидается в пустоту
За линией статных коленей,
Приподнятых на лету.

Как цепко взята глазом эта скульптура. Ни одна деталь не упущена. Красота мраморного тела воспета с поразительной точностью. Но поэта не восхищает это совершенство: ведь оно неподвижно.

продолжение следует


  • 1
Рад услышать или прочесть любое доброе слово о Елене Ширман, рад любому новому знанию о ней - о её жизни, творчестве, и даже о её гибели. Она пробила мой скептицизм, моё философское самодовольство и мизантропию. И нет для меня более верного средства побороть в себе какое-либо низкое побуждение, чем обращение к её светлому образу.

Природа-мать! Когда б таких людей
Ты иногда не посылала миру,
Заглохла б нива жизни ...

Александр Иванов, физик, 1968 г. р.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account