ДОН

блог краеведов Донской государственной публичной библиотеки (Ростов-на-Дону)

Previous Entry Share Next Entry
Из рода Китайских
Эмиль Сокольский
donvrem
Владимир Леонидович Китайский очень гордится тем, что у него есть корни, род, национальность и редкая фамилия, которой уже не менее 300 лет. Что и побудило его в 2007 году приняться за исследования «тайн своего рода», как он пишет во вступлении. Итог – написанная на основе архивных документов и устных воспоминаний книжка «Генеалогия и семейная история донских казаков Китайскiх» (Ростов-на-Дону, 2015, указанный тираж – 100 экземпляров).
Приводим любопытный фрагмент из воспоминаний Татьяны Сергеевны Коротуновой, правнучки священнослужителя отца Александра (Китайского):

С 1942 года мы жили в Ростове вдвоём с бабой Ниной. Папа был призван в армию ещё в 1940 году, а мама пошла работать в госпиталь и вместе с ним попала нам фронт. Ростов очень бомбили и во время воздушной тревоги бабушки Нина и Маруся (младшая сестра бабушки Нины, приезжавшая в Ростов из хутора Морской Чулек, чтобы иногда присматривать за мной), завернув меня в ватное одеяло, бежали прятаться в крытый окоп в конец двора. Мне сидеть там не нравилось, я вырывалась и плакала. Однажды во время бомбёжки снаряд угодил в соседний дом, несколько человек погибло. Эта бомба неожиданным рикошетом ранила и нашу семью. Когда мой отец после учёбы в военном училище Забайкалья ехал через Ростов на фронт, он мог на два часа забежать домой повидаться. При выходе с вокзала его окликнул знакомый, живший на соседней улице. И этот знакомый сообщил папе, что в наш дом попала бомба, и все погибли. Так мы тогда и не увиделись. Около двух лет от папы не было известий, бабушка часто плакала, писала в какие-то инстанции. Номера папиной части у нас не было, он собирался оставить его при встрече. Эта трагическая история закончилась там же, где и началась. Папа ехал через Ростов за новым назначением, поезд стоял 30 минут. В окне вагона папа увидел дядю Мишу, который успел крикнуть: «Почему не пишешь? Нина волнуется!» Так папа узнал, что мы живы. В Ростове в войну было голодно. Хлеб бабушка покупала по карточкам, а другие продукты выменивала на вещи. Как-то она оставила меня с Марусей и поехала в Кущёвку, взяв с собой дедушкин костюм. Ей удалось поменять его не мешок муки. Назад пришлось добираться в открытом тамбуре товарного вагона. Бабушка задремала, и на остановке ловкая шпана, палкой с крючком на конце, стащила мешок. Бабушка вернулась ни с чем. Несколько раз мама передавала продукты для нас через едущих в Ростов раненых, но нам никто ничего не принёс. Уже не помню, это мои собственные воспоминания, или мне рассказывала бабушка, что когда она приводила меня из детского сада, я первым делом обследовала все кастрюли. Рядом с последней, тоже пустой, я садилась на пол и ревела.


?

Log in

No account? Create an account