Эмиль Сокольский

Возрождение Аллеи Славы

В прошлом году, ко Дню города, в  Красном Сулине ко Дню города восстановили Аллею  Трудовой Славы и Доску почета Почётных граждан города и района: за год до этого всё это было. оказывается, испоганено хулиганами. Истинное украшение этого местечка, что близ железнодорожной платформы «Красный Сулин» – лёгкий и удивительно гармоничный памятник тружениками и вновь насаженные цветники. Как такое можно не беречь??!

Эмиль Сокольский

Забытое кафе

На вокзале «Сулин» обычно тишина. А ведь в советские времена такое здание построили! Но было ли здесь когда-нибудь оживлённо? Видимо да, если даже нашёлся бизнесмен, который устроил у платформы кафе, да ещё даже и позволил себе развернуться со строительством!
Неужели не просчитал ситуацию? Вокзал-то, можно сказать, на окраине города; а центр – это остановочная площадка пригородных поездов «Красный Сулин», что километрах в двух отсюда… Посетителей не дождёшься.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Дом, где жил герой

На одном из домиков Красного Сулина, на улице Ворошилова, построенных «хозяином» металлургического завода Пастуховым, видим памятную  доску. Чем же знаменит Иван Антонович Царёв?
На помощь приходит Календарь памятных дат «Донского временника» за 2018 год:
«15 августа – 110 лет со дня рождения Ивана Антоновича Царёва (1908 1970), военкома Красносулинского городского военкомата (1948–1956). Полковник в отставке Царёв в годы войны командовал стрелковым полком, участвовал в штурме Берлина. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени (двумя), Отечественной войны 1-й степени, медалями. В Красном Сулине на доме, где жил Царёв, установлена мемориальная доска».
Это случилось 26 сентября 2015 года. Проживал здесь Иван Антонович с 1948 по 1970 годы. Он позаботился о том, чтобы сделал пристройка к военкомату, обустроили двор.
Хозяйкой дом сейчас – Царёва Ольга Ивановна.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Настоящее чеховского дома

В 1910 году этнограф и лингвист Владимир Тан-Богораз застал в родовом чеховском гнезде еврейскую общину: «Я посетил этот дом в унылый осенний вечер. Было темно и грязно. Везде попадались узкие кровати, старые неопрятные люди с седыми бородами, но комнаты остались без изменений. Тот же странный полуподвальный вход и рядом деревянное крылечко без перил, похожее на приставную лестницу»…
До 2010 года это был обычный жилой дом на улице Розы Люксембург (кварталом ниже улицы Чехова) , разделённый на квартиры. После того как было решено передать здание Таганрогскому музею-заповеднику, двое жителей согласились переехать в новые дома. С третьим – договориться не удалось. Более того: он стал строчить жалобы на музейных работников за «некачественное выполнение реставрации», которая, лишь только в местном бюджете появились на это деньги, началась два года назад (близился ведь чеховский юбилей). Как я понял, хозяин будет согласен расстаться со своей квартирой, если получит восемь миллионов компенсации (прежние владельцы получили из местного бюджета по пять).
Не зная деталей, я не могу вникнуть в проблему; но ситуация на сегодня такая: в бывшей гостиной Чеховых уже открылась выставка «Таганрог и Чеховы».


Эмиль Сокольский

В гостях у дяди Митрофана

С 1876-го по 1879 год – до отъезда в Москву –
Антон Чехов занимался репетиторством и продажей вещей. Появилась возможность отправлять деньги родителям, иногда посещать театр – и выписывать столичную литературно- художественную газету. Отправители по оплошности вместо «Павлович» записали «Падлович». Друг Пётр Сергеенко вспоминал: «Правда, юный подписчик всякий раз тщательно исправлял погрешность редакции. Но “Антон Падлович” всё-таки прижился. Так что многие и впоследствии употребляли в шутку этот эпитет, не зная его происхождения».
Светлыми моментами в этот период для Антона были посещения Митрофана Егоровича (дяди), дом и торговая лавка которого стояли по соседству; здесь он находил доброту и понимание.
Этот дом тоже сохранился; писать о нём особо и нечего. А вот настоящее и будущее дома Павла Егоровича Чехова – тема отдельного сюжета.


Эмиль Сокольский

Вопрос о глубине

В дополнение к предыдущему посту о таганрогском доме Чеховых на улице Елизаветинской (ныне Розы Люксембург). Когда на Павла Егоровича отца навалились долги и он понял, что расплатиться не будет никакой возможности, и забросил свои торговые дела; а дети какое-то время развлекались: например, ходили на море. Однажды Антон нырнул и лбом напоролся на острый камень: так и остался шрам на всю жизнь.
Неужели море настолько обмелело? Трудно представить место, откуда можно здесь нырнуть; даже с волнорезов центрального пляжа...




Эмиль Сокольский

Дом Павла Егоровича

Продолжение рассказа о Таганроге, о единственном доме, принадлежавшем Чеховым (о его судьбе – немного позже).
Итак, в 1874-м Павел Егорович Чехов обзавёлся домом на улице Елизаветинской. Мало того, что отныне не нужно было расходоваться на съёмное жилье: он решил держать квартирантов. Однако торговля из-за конкурентов-оптовиков шла всё хуже, а доход от жильцов погоды не делал. Выложив стены избыточным количество кирпичей (ибо оплата шла за каждую тысячу), хитрые подрядчики, по словам Михаила Чехова, оставили отцу «невозможный дом и непривычные долги». Расплатиться с обществом казённого кредита он не видел возможности.
Детям уже не имело смысла торговать в лавке Гостиного двора. В свободное летнее время они плавали, ловили рыбу, которую тут же, на берегу, и зажаривали; бродили в парке, где по осени ловили перелётных птиц для лавки представителя немецкой фирмы, закупавшей птиц для отделки дамских шляп. Деньги шли ребятам на сладости.
В 1875 году, по окончании гимназии, братья Александр и Николай уехали учиться в Москву, а в следующем году к ним сбежал из Таганрога и отец: погасив злосчастный вексель, поручитель предъявил должнику встречный иск в коммерческом суде.
Тут же решилась и судьба дома. Вексель оплатил один из жильцов – чиновник коммерческого суда Селиванов, – чем и обеспечил себе право хозяина. Евгения Яковлевна (мать), определив Ивана к тётке, с Михаилом и Марией уехала в Москву, Антон – остался в селивановском доме: новый хозяин предложил ему (уже как квартиросъёмщику) в качестве платы за проживание заниматься с племянником., Так было до отъезда Антона Чехова в Москву в августе 1879-го.


Эмиль Сокольский

На Чеховской улице

«Домик Чехова» в Таганроге – название символическое; Где находится истинное чеховское гнездо, обычным гостям Таганрога вряд ли известно.
Сперва немного лирики.
На улице Чехова (бывшая Полицейская) всё выразительно, интимно и немного устало; дремлют в тени старые особняки, словно не желая ворошить воспоминания.
Ограда опрятного двора, в глубине которого домик с зелёными ставнями, где родился Чехов… Официального вида дом инспектора классической гимназии Дьяконова («Человека в футляре»)… Слегка отяжелевший, осевший на углу – земского врача Шедеви (доктор Старцев из рассказа «Ионыч»)… Размашистый полукруг торговых рядов – и по-домашнему уютный сквер, перед которым восседает на постаменте добродушный Антон Павлович, словно приглашая последовать его примеру (в скверике всегда есть свободная скамья)…
Чеховская улица притягательна не только своим поэтично-провинциальным обликом, но как место рождения великого писателя. Впрочем, «домик-музей Чехова» несколько отвлекает, сбивает с толку. Да, там родился Чехов… Но ведь домик этот он не помнил, – что можно помнить в годовалом возрасте? И вовсе не Чеховым домик принадлежал. В 1874 году Павел Егорович купил собственный дом с флигелем, рядом с домом брата Митофана Егоровича. Построил – чтобы привести себя к полному разорению, подсказавшему лишь один путь спасения от долговой тюрьмы – бегство из города.
Антон Павлович Чехов прожил в этом доме своих пять сознательных лет.
Рассказ продолжу позже.




Collapse )
Эмиль Сокольский

Ляля с зонтиком

Фаина Раневская гуляет близ своего дома на Ниеолаевской (ныне Фрунзе).
Начало прогулки – 16 мая 2008 года, этому поспособствовали финансовые средства завода «Красный котельщик». Скульптор Давид Бегалов снабдил Раневскую – здесь Лялю из фильма «Подкидыш» – зонтиком.

Эмиль Сокольский

Братское кладбище в Ростове

Братское кладбище – одно из старейших в Ростове; другие городские кладбища ХVIII и ХIХ веков не сохранились. Интерес ростовчан к этому историческому некрополю с годами не утрачивается: ведь в городе трудно найти семью, которая, хотя бы во втором поколении не хранила память о могилах родственников на Братском кладбище.
Рассказываает Любовь Волошинова.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/5/art.aspx?art_id=1741