ДОН

блог краеведов Донской государственной публичной библиотеки (Ростов-на-Дону)

Несколько слов о Константине Тренёве
Эмиль Сокольский
donvrem

Литературовед Андрей Чернов о Тренёве:

Первым, кто в советской печати назвал в связи с «Тихим Доном» имя Федора Крюкова, был ленинградский литературовед Борис Соломонович Вальбе (1889–1966), специалист по русской литературе XIX и XX веков, в 1949–1955 годах узник Гулага.
Рецензируя вторую книгу романа, он писал в ленинградском журнале «Жизнь искусства»: «Роман Шолохова... литературное явление, сопровождаемое большими надеждами и ожиданиями. ...Он отчасти вырос из новелл и очерков Тренёва и Ф. Крюкова и др.» (Жизнь искусства. 1929. № 14. С 3.)
Шолоховеды полагают, что Константин Тренёв (1876—1945) упомянут «явно случайно»: драматург никогда не занимался изучением жизни казачества, новелл и очерков на эту тему не писал.
При чем же тут Тренёв?
При том, что он автор знаменитой советской пьесы «Любовь Яровая», которая в редакции 1937 года удостоена была Сталинской премии первой степени. Было это уже в 1941-м, перед самым началом войны.
А первая редакция была поставлена в 1928-м в Ленинградском Большом драматическим театре им. М. Горького. (Режиссёр Б. М. Дмоховский.)
В центре драматического действа героиня новейшего времени, учительница, которая выдает своего супруга, белого офицера и, согласно ремарке, быстро успокаивается, когда ее горячо любимого мужа уводят на расстрел. Подбадривая, комиссар Кошкин называет Яровую «верным товарищем». На что она отвечает: «Нет, я только с нынешнего дня верный товарищ».
В память о Тренёве в разных городах были названы села, районы, улицы, пароходы, школы его именем, установлены мемориальные доски и памятник. И хотя Тренёв не родился на Дону, особенно активно его имя насаждалось именно здесь. В Донецке появилась улица Тренёва, в Каменск-Шахтинском – переулок и мемориальная доска на здании реального училища, в Новочеркасске — переулок Тренёва и мемориальная доска на здании бывшей семинарии, в Ростове-на-Дону – улица.
Не станем гадать, что именно понимал и что имел в виду критик Б. Вальбе, предваряя опасное имя белого казака Федора Крюкова фамилией краснознаменного драматурга Тренёва. Но фамилия Тренёва в том контексте – и охранная грамота (мол, а что вы подумали?), и одновременно попытка сказать больше, чем может быть сказано в советской печати.
Журнал «Жизнь искусства» был закрыт в конце того же 1929 года. (Это было обставлено как слияние с другим журналом «Рабочий и театр».)
Дочь Бориса Вальбе Руфь Борисовна Вальбе (1925–2012), литературовед, исследователь творческого наследия Ариадны Эфрон, с середины 1990-х была членом петербургского «Мемориала».


Обновление в Красном Сулине
Эмиль Сокольский
donvrem

Не чудо ли?
В августе 2015 года мы писали о Красном Сулине:
«Недалеко от входа на территорию металлургического завода стоил стела с выбитыми торжественными словами:
"Мы славим дедов, отцов и прадедов, строивших тебя и трудом своим и ратным подвигом приумноживших твою славу.
И воздвигнув памятник этот в честь века твоего, клянёмся и впредь чести не посрамить нашей, а клятву эту завещаем грядущим поколениям".
Увы, выглядит она бледненько, плитка кое где поотлетела…»
вот та же стела спустя ровно два года. Смотрим и радуемся!



Спасение «Чёрного кота»
Эмиль Сокольский
donvrem
Журнал «Аккорд», по-видимому, распространяется только в столице. Вот выпуск 2014 года; номера нет, значит, надо полагать, журнал выходит раз в год.
Предлагаем любопытный фрагмент помещённой в нём статьи заслуженного деятеля искусств РФ Валентина Тернявского «Тема с вариациями: К 85-летию Ю. С. Саульского»; всё ж упоминается наш земляк – поэт–песенник Михаил Танич (родился в Таганроге). Речь идёт о том, что Саульский на одной из музыкальных встреч напоминает: «Чёрный кот» написан вместе с Таничем. Далее – Тернявский:
«Воспоминания приводят меня в кабинет председателя Гостелерадио СССР Н. Н. Месяцева. Февраль 1965 года. Я работал корреспондентом звукового журнала «Кругозор». Содержание каждого номера обсуждалось коллегиально. И вот в один из первых номеров 1965 года я предложил включить песню Ю. С. Саульского «Чёрный кот».
Тогда ведь как было: чем популярнее песня, тем больше в неё попадает критических стрел. Многое в этой песне казалось криминалом. Но главное – это же твист!
– Не стоит рисковать номером журнала из-за этой песни, – сказали мне коллеги.
Что делать? Пошёл на приём к Николаю Николаевичу Месяцеву. Ставлю на магнитофон песню. Он морщится и говорит примерно следующее:
– В то время, как весь советский народ… Вы тут со своим котом!!!...
Здесь меня осенило:
– Николай Николаевич! Дело тут не в ритме. Обратите внимание, что композитор использует очень редко встречающийся в песне (я ведь знаю, что крупные чиновники «консерваториев не кончали») плагиальный оборот!
Пауза.
– Это же изюминка, о которой будут говорить много лет!
По-видимому, моё красноречие его убедило. И вот в посремление критикам, которые отводили этой песне максимум две недели, «»Чёрный кот» живёт и здравствует уже пятьдесят лет!

https://www.youtube.com/watch?v=QCeG1hy19sg

Исполнительница этой песни Тамара Миансарова.

Стоп!
Эмиль Сокольский
donvrem
Ну, теперь уж водители точно догадаются остановиться!
Ростов-на-Дону, улица Тельмана.


Несостоявшиеся экскурсии
Эмиль Сокольский
donvrem
В одной из папок отделам краеведения мы случайно обнаружили вырезку из газеты «Известия – Юг» от 6 декабря 1996 года: статья Дмитрия Назаркина «Второе солнце Юга». В общем, приведённые здесь сведения о Новочеркасском кафедральном Вознесенском соборе достаточно известны, но вот любопытный абзац, который мы всё-таки решили здесь привести.
«Из всех подземных ходов храма сейчас находятся в более-менее сносном состоянии лишь ход вокруг собора да тоннель, ведущий к Новочеркасскому училищу связи, по которому более века назад отец-настоятель ходил из дома в храм. Остальные же подземные ходы: ростовский, заплавский, маломишкинский и другие – затоплены грунтовыми водами более чем на метр. Саня (так представился оперативный дежурный по храму) рассказал, что одно время он предлагал даже организовать экскурсии по подземным ходам на резиновых лодках, которые сам и хотел бы проводить. Но по многим обстоятельствам и, в частности, из-за крайне аварийного состояния стен и потолков ходов это предложение было отклонено».


Контрастное место
Эмиль Сокольский
donvrem
Осенью минувшего года случилось посетить село Крым. От того, как выглядит сегодня церковь, приходишь в растерянность: Дом культуры стал похож на руины; но, по всей видимости, просто ведётся реконструкция. Но вот то, что за спиной этого дома, сильно огорчило: сосновая рощица захламлена: валяются кульки, пакеты, банки… Часть территории отхвачена безликим сооружением амбулатории. И только на церкви Сурб Аменапркич отдыхает глаз (конечно, она тоже нуждается в обновлении, но это постоянное её состояние; главное – в целости и сохранности). Почему так сильно запущен этот некогда милый уголок?
А если спуститься к речке – там чистота и порядок: родник, бассейн, детская площадка, скверик… Контраст поразителен!






«Опять со станции Лихая...»
Эмиль Сокольский
donvrem
В 2017 году в Екатеринбурге на средства друзей Владимира Яковлева (1952–2016) вышла его книга «Стихотворения».
Немного из биографии. Родился в Астраханской области, в селе при устье Волги, в семье капитана рыболовецкого судна и бухгалтера. С 1970 по 1972-й служил в армии (морская пехота). По окончании Кубанского сельскохозяйственного института работал в рыбацких артелях на Волге. А в 1978 году поступил в Литературный институт (заочное отделение), однако после установочной сессии к учёбе охладел. Через семь лет поступил в институт снова, уже  на дневное отделение; окончил в 1990-м.
Владимир Яковлев всё это время писал стихи, издал сборник, но после тогою. как в декабре 2009-го перенёс обширный инфаркт, стихов не писал 25 лет. Вдохновение пришло только за два года до смерти.
Одно из стихотворений – о донской земле.

* * *
Опять со станции Лихая
Уходит поезд на восток.
И ночь уходит, полыхая,
От Волгограда за Ростов.

Донская степь звенит на стыках
Пустых дорог и тишины.
И горько спят в вагонах тихих
Бегущие от той войны.

И лишь мальчишку из Луганска
Не успокоит проводник,
Когда опять свистит фугаска,
Убившая его родных.


С чего начинается культура?
Эмиль Сокольский
donvrem
Кто-то как-то заметил – не в бровь, а в глаз, – что, мол, культура в стране начинается с туалета. Должны признать, что раньше у нас, видимо, культуры было больше. Вот так архитектурно решено строение туалета на станции Целина. Сколько лет этому «домику», сказать трудно, но и так видно, что – много. Посмотрим и посожалеем, что с таким настроением столь необходимые «заведения» уже не возводят.




«Вокзальная старина» в Целине
Эмиль Сокольский
donvrem
В 1911 – 1912 годах Правление Общества Владикавказской (будущей Северо-Кавказской) железной дороги приняло решение  о строительстве новых железнодорожных линий  по Северному Кавказу. Так было положено начало сооружению донской линии, которая должна была связать Ростов с Царицынской (Волгоградской) веткой: через Батайск, Кагальницкую, Мечётинскую, Егорлыкскую станицы и далее, через Сальские степи.
Работы начались  в 1913 году, и через три года уже пошли поезда. Была образована станция Целина, а чуть позже стал расти и посёлок. К этому времени и относится строительство пристанционных зданий для работников железной дороги и их семей; эти здания сохранились и по сию пор, представляя собой характерный для так называемой «кирпичной» (иногда её называют «фабрично-заводской») архитектуры ансамбль.




С Новым годом!
олень
donvrem

?

Log in

No account? Create an account