April 6th, 2013

олень

О донских атаманах в шутливо-скорбно-презрительном тоне. Часть 3: Машлыкин, Сулин, Иловайский

Продолжаем публикацию книги Петровского А. И. «Опись войсковым, наказным и войсковым наказным атаманам, в разное время в города Черкасск, а затем Новочеркасск для управления Областью войска Донского от высшего начальства поставленным. (1738-1916 гг.)» (Новочеркасск, [1917]). Часть 1. Часть 2.

Атаманы казаки

№ 3-й
Машлыкин Василий Акимович. Войсковой наказной атаман (1772-1774 гг.). Не оставил особо примечательных следов в истории ни документальных, ни устных.

№ 4-й
Сулин Семен Никитич. Войсковой наказной атаман (1773-1774 гг.).
В его атаманство Пугачев с Волги двинулся на Дон, и атаману превеликих трудов стоило прогнать Пугачева вспять, причем в делах против Пугачева отличились донские полковники Аким Карпов, Макар Греков, Степан Иловайский, Федор Кутейников, Сулин же ничем не отличился.

№ 5-й
Иловайский Алексей Иванович. Войсковой наказной атаман (1775-1797 гг.). Атаманствовал при двух Императорах – Екатерине II-й и Павле I-м и обоим угождал, за что и был примерно жалуем, скончавшись генерал-аншефом. Высокий жребий пал на долю Иловайского, по словам историка «за храбрые поступки в последнюю войну против турок и против самаго изменника Пугачева не менее же и за известныя добродетели». Выбор оказался вполне удачным, так как после некоторого брожения, имевшего место в войске Донском в связи с участью беспокойного Степана Ефремова, вновь поставленный атаман усвоил такой курс правления, который дал полное основание для его современника Донского историка генерала Ригельмана писать в 1778 году о войске Донском: «Состоит ныне то войско в управлении его, Иловайского, в тишайшем спокойствии и с подобающим повиновением».
При Иловайском и не без его участия последовали на Дону события столь же значительные, столь и благодетельные для края: волею мудрой Екатерины 1000 казачьих семейств принудительно переселены на Кубань. Состоялось окончательное закрепощение за новоиспеченным Донским дворянством зашедших на Дон малороссов и «иных людей, приписавшихся за старшинами и станицами». Приобщившись к рабовладению, Донское дворянство тем самым в полной мере восприяло блеск, присущий дворянству всероссийскому. При Иловайском же была издана Императрицею Екатериною II-й грамота, утверждавшая «на вечные времена» права войска Донского на обладание принадлежащими ему землями.
Одною из побудительных к изданию сей грамоты причин, как утверждают, послужило следующее исторически установленное, хотя и мало вероятное, обстоятельство. Супруг Императрицы Екатерины II-й, лишенный ею престола, а затем так кстати и вовремя скончавшийся, пожаловал одному из своих любимцев донскому полковнику Михаилу Серебрякову «пустопорожний Кобылянский юрт на реке Медведице» площадью не больше не меньше, как в пятьсот двадцать четыре квадратных версты. Тщетно войсковое правительство в лице атамана Ефремова-сына доносило в Петербург, что юрт Кобылянский не пустопорожний, как сие представлялось Императору из Петербурга, а «целаго их войска владение», - повелено было Высочайше: «юрт Кобылянский передать во владение полковника Серебрякова, а за дерзновенное и несправедливое войска Донского на именной Высочайший указ представление взыскать штраф не менее 10 тысяч рублей с подписавших войсковое представление, чтобы впредь таких по Высочайшим повелениям исполнений и на оныя дерзновенным и несправедливых представлений иметь не отваживались». Последовавшее, таким образом, торжество полковника Серебрякова и посрамление «дерзновения» войскового правительства произвело на Дону известную сенсацию, далеко не в пользу укрепления в казаках верноподданнических чувств и беззаветной преданности российским монархам, почему дальновидная преемница по власти Петра III решила упомянутою грамотою о неприкосновенности на вечные времена войскового земельного достояния успокоить Донское казачество. Впрочем, грамота сия не помешала впоследствии правительству значительную часть «неприкосновенной за вечные времена» казачьей земли – 2.910.000 десятин укрепить за помещиками, чиновниками и отдать за гроши в пользование коннозаводчикам.
В то же атаманство была упразднена «Войсковая канцелярия» и было учреждено «Войсковое гражданское правительство», в котором полуграмотные войсковые старшины и полковники администрировали, как Бог на душу положит.
Атаман не был чужд просвещения, и при нем по его представлению в Черкасске в 1793 году было основано «Главное Народное училище».

Продолжение следует.

Фотография из книги: "Донское наследие: из собраний музеев Ростовской области".
Портрет атамана А. И. Иловайского. Неизвестный художник. 1797 г. Холст, масло.
НМИДК КП 986