April 29th, 2013

олень

О донских атаманах в шутливо-скорбно-презрительном тоне. Часть 11: Александр Львович Потапов

Продолжаем публикацию книги Петровского А. И. «Опись войсковым, наказным и войсковым наказным атаманам, в разное время в города Черкасск, а затем Новочеркасск для управления Областью войска Донского от высшего начальства поставленным. (1738-1916 гг.)» (Новочеркасск, [1917]). Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10.

Атаманы иногородние

№ 15
Потапов Александр Львович. Наказной, впоследствии войсковой атаман (1865-1868). Был, по выражению поэта, «разумом не хром». Административный опыт получил в начале службы у знаменитого администратора Муравьева Виленского-Вешателя, затем обер полицмейстером в Москве и далее начальником штаба отдельного корпуса жандармов и управляющим собственной его величества канцелярией.
Таковое прохождение Потаповым службы содействовало выработки в нем, соответственно упомянутым должностям, полицейско-жандармского мировоззрения, что Потапов наглядно обнаружил следующими словами: «я никому, никогда ни в чем не доверял и в жизни не имел в этом повода раскаиваться». Нельзя сказать, чтобы и ему особенно доверяли, так что когда в его атаманство и под его председательством была учреждена в Новочеркасске комиссия по вопросу о введении земства на Дону, - говорили: «раз Потапка взялся земства на Дону вводить – дело не выйдет: надует».
Больше всего на свете боялся Потапов либеральных мыслей, называя всякую такую мысль почему-то «Шелгуновскою», имея ввиду писателя Шелгунова, своевременно представителями отдельного корпуса жандармов надлежащим образом  обласканного. В атаманство Потапова последовала новая благодетельная для Донского края, хотя и идущая несколько в разрез с его самобытностью, реформа: должности по войсковому управлению стали замещаться не по выбору дворянства, а по назначению от  правительства. Говорят, что донские дворяне очень были этим унижены и обижены, волновались и собирались протестовать, но так как собрания для обсуждения сего предмета бывали всегда в учрежденном атаманом Хомутовым дворянском клубе, а участники оных неизменно торопились поскорее их закончить, дабы заняться картами и выпивкой, - оныя собрания остались безрезультатными, и протест не состоялся.
Потапов любил до упоения бумажное делопроизводство, полагая в оном зиждительную основу устройства государственного. С утра до ночи Потапов пил чай, отчего, как некоторые полагают, сошел с ума уже в бытность свою шефом жандармов. От чаю ли или от чего другого сошел Потапов с ума, но сумасшествие его сделалось уже несомненным только после того, как он однажды в разговоре с императором Александром II-м, очевидно усмотрев в императоре шелгуновские мысли, категорически заявил ему: «не будь я шефом жандармов, если я тебя в Сибирь не законопачу!»

Продолжение следует.