May 3rd, 2013

Эмиль Сокольский

«Гротеск» по-ростовски. Часть 4

Из воспоминаний эстрадного артиста, режиссёра и конферансье А. Г. Алексеева «Серьёзное и смешное» (М., 1984). Часть 1. Часть 2. Часть 3.

Прошёл день, прошёл другой... Город притаился и ждал: когда же начнутся грабежи? А грабежи не начинаются... Тут что-то не так. Не может этого быть... Пришёл к Дашковскому его знакомый, бывший офицер, ныне, как он сказал, «комсостав», член партии. Я к нему:
– Как это вы удерживаете солдат-победителей от грабежа?
Он смеётся:
– Хотите знать?
– Хочу, и очень.
– Пойдёмте вечером в гостиницу «Палас», там собрание будет. Послушаете.
И вечером повёл меня на это собрание. В большом зале ресторана полно. Столы вынесены. На эстраде – президиум, очевидно этот самый «комсостав». В зале – бойцы. И вот военный в папахе заговорил о том, что награбивший боец перестаёт быть бойцом и становится позором Красной Армии. Говорил он просто-просто, без аффектации, без темперамента, а звучали его слова как-то необычайно убедительно.
Потом на эту же тему говорил другой из президиума, с усами. Этот, казалось, был уж совсем свой для сидевших в зале бойцов. Говорил он с юмором, и бойцы грохотали после каждой шутки. Он так образно позорил, так издевался над охотниками положить поперёк седла мешок или ящик добра, что опять чувствовалась невозможность и гнусность грабежа.
Первым оратором был Климент Ефремович Ворошилов, вторым, с усами, – Семён Михайлович Будённый.
И я сам поверил и перетрусивших знакомых заверял, что грабежей не будет: не та армия пришла. И грабежей не было – ещё один удар по моей аполитичной психологии. Удар крепкий, убедительный... но... боли не причиняющий!
Продолжение следует.