February 21st, 2014

Эмиль Сокольский

Вечно живой

«Не так-то много у нас хороших поэтов, но и среди них найдётся всего лишь несколько человек, говорящих о России таким приглушённо-интимным и любящим голосом, который волнует и запоминается надолго – писал Михаил Шолохов. – Владимир Фирсов принадлежит к этим немногим избранным. С радостью я снова прочитал поэмы и стихи, вошедшие в настоящую книгу, и думаю, что эту радость разделят со мной и наши читатели — любители поэзии».
Владимир Фирсов (1937—2011), не раз встречавшийся с Шолоховым, много о нём писал. Михаил Александрович стал главным героем поэмы «Огонь над тихим Доном» (1975), ему посвящёны стихотворения «Тишина над тихим Доном», «Гагарин в гостях у Шолохова», «Дом, в котором родился Шолохов», «Журавли», поэма «Россия от росинки до звезды».
Сегодня – 30 лет со дня, как с нами нет Шолохова. Почтим его память стихотворением, написанным Фирсовым в ночь на 21 февраля, оно так и называется: «На смерть Шолохова».

Россия спала,
Как заснеженный улей,
Привычным покоем жила.
Россия не знала,
Что Шолохов умер,
Иначе б она не спала.

Озябшая птица
Взлетать не хотела,
На реках потрескивал лёд..
Россия
Не знала,
Что осиротела
На долгие годы вперёд.

Часы остановлены...
Тихо...
Лишь ветер
По-пёсьи взвывал за окном.
Тепло отдавая
Родимой планете,
Над Доном сутулился дом,

И низкое небо
Всё ниже спускалось,
Его накреняла беда.
Под толщею льда
Разъярённо
Плескалась,
Почуя тревогу, вода.

И стойла дрожали
От конского храпа,
И снег
Ошалело летел.
И колокол
Близко стоящего храма
Под траурным ветром
Гудел...

Падучей звезды
Не узрели над Доном,
Над Волгой,
Днепром,
Над Невой.
Для каждой избы
И для каждого дома
Был Шолохов
Вечно живой.

О как далеко,
Далеко до рассвета!..
Не стряхивал савана
Сад.
Всё так же неслышно
Вращалась планета,
Привычно,
Как сутки назад...

На зябком рассвете
Россия проснулась,
Отринув привычный покой.
И сердце её
В этот час содрогнулось
От общей потери людской.

Россия
В бессмертном стоит карауле,
Успев на года постареть.
Россия
Не верит,
Что Шолохов умер...

Она не поверит,
Что Шолохов умер:
Ему,
Как и ей,
Не судьба умереть!