March 22nd, 2014

Эмиль Сокольский

Николай Кузьмин среди донцов

Фрагменты из главы «Был и я среди донцов» (А. Пистунова, «Прикасаясь к книге», Москва, 1973, повествование о выдающемся советском графике, иллюстраторе произведений русской и зарубежной классической литературы Николае Васильевиче Кузьмине, 1890–1987). Время действия – апрель 1919 год.

Кузьмин был мобилизован в Красную Армию. <…> В апреле большая группа комсостава была послана… на Южный фронт. <…>
Книгочей [т.е. Кузьмин] стал командиром сапёрной роты в знаменитой 15-й стрелковой Инзенской дивизии, о которой знают все, кому приходилось когда-нибудь хоть немного изучать историю гражданской войны.
Сапёрная рота состояла из питерцев и москвичей, кадровых рабочих, мастеров своего дела, попавших в Красную Армию добровольцами. С одним из них – модельщиком Путиловского завода Васиным – он был в роте старшиной – Кузьмин особо сдружился и во многом советовался. Васин знал всё в сапёрном деле, умел шутить, рассказывал бесконечные истории, Николай Васильевич говорит про него – «золотые руки и человек редкой скромности, вылитый Левша».
В Луганске начались для Кузьмина походы – отступления и наступления от Дона и до моря.
– Вскоре я стал дивизионным инженером, – вспоминает Николай Васильевич. – Мы то строили, то взрывали мосты на Северном Донце, на Дону, на Тихой Сосне и других реках и речках. Памятен мне виадук Ростов – Батайск, мы подрывали его, чтобы преградить путь бронепоезду белых. Хоть и считают сапёры, что нет ничего легче, как стряхнуть взрывчаткой с каменных быков металлическую ферму, но с тем мостом мы наплакались. Зато взорвали под самым носом у белых. Как-то наша конная сапёрная группа съехалась с кавалеристами Конармии. «Обрубите коням хвосты, товарищи, а то в суматохе зарубаем!» – сказали нам будённовцы. Оказывается, единственным внешним различаемым признаком между красными и белыми конниками было то, что у наших коней хвосты были короткие...

Продолжение следует