March 25th, 2014

Эмиль Сокольский

Николай Кузьмин среди донцов

Фрагменты из главы «Был и я среди донцов» (А. Пистунова, «Прикасаясь к книге», Москва, 1973, повествование о выдающемся советском графике, иллюстраторе произведений русской и зарубежной классической литературы Николае Васильевиче Кузьмине, 1890–1987). Время действия – весна 1919 года (окончание).

Инзенцы несли в Ростове гарнизонную службу – отдыхали после долгих и трудных походов. Их штаб разместился в особняке местного богача Парамонова, там, где была редакция «Орфея». В комнате редакций, наслаждаясь любимым духом корректурных листов, туши, чернил, Николай Кузьмин уединялся вечерами и рисовал.
В столице Дона Николай Васильевич познакомился с Сарьяном, тогда ещё молодым, огненноглазым, его звали в Ростове Мартын Сергеевич, переделав армянское имя «Мартирос» на русский лад.
Николай Васильевич давно любил прекрасную живопись Сарьяна и рад был узнать, что художник не прерывает работы в это бурное время. Сарьян – старший на целое десятилетие по отношению к Кузьмину и к тому же знаменитый художник – был внимателен и ласков к собрату в красноармейской шинели.
В Ростове нарезал Кузьмин линолеумную гравюру – он назвал ее «Прогулкой», но сюжетом был уходящий навсегда старый мир: пожилые люди в костюмах девятнадцатого века, неведомо зачем уходящие из-под родимого неба в дождь и темноту. Гравюра была сделана уже в 1921 году, после сыпняка и службы в Таганроге, когда он ненадолго вернулся в Ростов. Оттиск этой гравюры сохранился: ветер, ветер на всём белом свете, осень, дальняя ветряная мельница, голые деревья и двое, идущие к чёрному краю гравюры, у которого круглые низкие тучи роняют шквал дождя... Подтекст понятен – Николай Васильевич думал о своём учителе Билибине и десятках ему подобных, оставивших родину и потом с такою болью стремившихся назад в Россию... Линолеумный штрих в этом кузьминском листе изящен и точен, пластичность, свойственная его линии, не потеряна и в этой технике, которую в наши дни мы привыкли встречать грубоватой, резкой, лишенной полутонов.