April 8th, 2015

Эмиль Сокольский

Из воспоминаний Людмилы Котляревской

продолжение

«У меня есть друг Сергей, он влюблён в девушку Лизу, учащуюся на нашем курсе. Девушка умная, серьёзная, находящаяся всё время под бдительным оком отца-турка (мать русская), ответственного работника, и семья вполне обеспеченная. Но в его доме царит домострой. Дочери он разрешил учиться в мединституте, но все развлечения строго запрещены. По окончании занятий Лиза должна тут же возвращаться домой. Узнав о влюблённости Лизы в Сергея, он запретил ей даже думать о браке с ним, так что влюблённые переживали тяжёлые для них времена, встречаясь только на студенческой скамье.
Однажды, в воскресенье, я гулял с Сергеем по Садовой (главной улице Ростова). Он был мрачен, плохо себя чувствовал и решил вернуться домой. Я, пог¬ружённый в свои мысли, в одиночестве продолжал прогулку. Вдруг, неожиданно, я увидел идущую впереди меня Лизу. Я прибавил шаг и оказался вблизи неё. Она была одна, и на ней было зелёное пальто, которого я раньше не видел. У меня мгновенно появилось желание развлечь друга и произвести эксперимент, то есть передать мысленно на расстоянии виденный мною её образ. Сосредоточившись, я шёл за ней следом, упорным взглядом смотря ей в спину. Вскоре я почувствовал нарастающую тревогу. Я решил прекратить эксперимент, и, ускорив шаг, поспешил к живущему недалеко Сергею. Я его застал крайне взволнованным, и его первыми словами были: «Кажется, я дошёл до галлюцинаций!» – «Что случилось? Расскажи!» – «Придя домой, я взял книгу и улёгся на диван. Наискосок от него, как видишь, стоит трельяж с большим зеркалом. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, я погрузился в чтение. Но внезапно я поднял глаза, посмотрел в зеркало... и обомлел. Кого, ты думаешь, я там увидел? Ты не поверишь: идущую мне навстречу... Лизу, с улыбкой на лице. На ней было зелёное пальто, которого я раньше никогда не видел. Выйдя из зеркала, она, продолжая улыбаться, стала приближаться ко мне. Когда она почти вплотную подошла ко мне, я в ужасе вскочил с дивана и вскрикнул. Видение исчезло».

продолжение следует
Эмиль Сокольский

Как работал Михаил Ульянов

продолжение

– В «Тихом Доне» Григорий обращается к Аксинье в какой-то чуть грубоватой, размашистой манере. А Аксинья, у которой, если можно так выразиться, секс в ушах, – что это за женщина, из-за которой сгорел этот могучий человек? Надо было найти в интонации что-то зазывное, женственное. Удастся – значит, слушатель дорисует Аксинью, представит её такой  какой хочет видеть, и я ему не помешаю.
– В моноспектакле «Тихий Дон» вы сыграли более трёхсот ролей. Среди них женские. Их трудно исполнять?
– Нет. Я ведь только читаю, поэтому не важно – женщина, мужчина. Главное – точно схватить интонацию, создать точную голосовую характеристику. Скажу откровенно: как актёр я больше всего люблю радио. Чистейшая, благороднейшая, аристократическая работа! Но просто так здесь ничего не даётся, нужен приличный опыт. В кино, скажем, я могу плохо сыграть – режиссёр скрасит это монтажом, освещением, снимет одни мои глаза. А в радиостудии никто тебе не поможет. И гигантское полотно, как «Тихий Дон», если не умеешь – не нарисуешь».

окончание следует