September 8th, 2015

Эмиль Сокольский

Архитектура и человек

В Ростов-на-Дону на неделю приехал из Москвы поэт и искусствовед Игорь Вишневецкий. Вот какими впечатлениями он поделился сегодня в Фейсбуке:
«Поразительную (для себя лично) вещь я осознал вчера. Один из не очень хорошего состояния, но впечатляющего вида ростовских особняков на спуске к Дону, если идти по любимому мной Газетному, – тот самый особняк, в котором всегда был детский сад, а потом, когда детский сад выселили, и я летом 2006-го фотографировал здание, то жители близлежащих домов говорили мне: "Да, детский сад был всегда, а до того какой-то там купец жил. Кому эти развалины сейчас нужны?" – так вот это не дом не «какого-то там купца» с претензией, а семейный особняк баронов Врангелей, в котором вырастали Пётр (будущий военачальник) и младший брат его Николай (искусствовед). То, почему никакой памяти о Петре Врангеле, не говорю уже о брате его искусствоведе, а также их отце Николае Егоровиче (финансисте, гласном городской думы) в советском и постоветском Ростове не сохранялось, – вполне понятно. Но то, что детство и школьные годы Петра Врангеля прошли практически на тех же улицах, что и мои, разъясняет многое в его мировосприятии. Главное тут строения — предмодерн и модерн, в 1880—1890-е бурно преобразившие прежде полудеревенский, саманный город в каменный цветок волевой и во многом экспериментальной архитектуры (речь идёт об историческом центре, кончено). Следующий для Ростова этап – конструктивизм 1920-х, но им занимался уже один из одноклассников П. Врангеля, и выстроенный им прямоугольный т. н. Лендворец мне до сих пор иногда снится (в кошмарах). Ну, а после войны – сталинский ампир, самый никчёмный, самый помпезный из трёх больших стилей города. К чему приводило безраздельное господство модерна в архитектуре, длившееся аж до 1970-х? Возникал зазор между ежедневным внешним впечатлением и внутренним строем жизни, который понуждал тебя всё время работать над собой, соответствовать тому, что окружало тебя в любой момент, даже когда ты шёл с утра в школу или после – на прогулку в городской сад, или, скажем, в аптеку через улицу, в городскую библиотеку, в какой-нибудь невыносимый внутри продуктовый магазин».

окончание следует