March 15th, 2018

Эмиль Сокольский

Художник Леонид Стуканов

В 3-м номере журнала Южно-российского центра изучения современной поэзии «Prosodia» (осень 2015 – зима 2016 года) размещён интересный материал о художнике и педагоге Леониде Александровиче Стуканове (28 января 1947, Нордбург, Винхаузен, Германия – 16 мая 1998, Таганрог). Том самом, о котором в «Новой таганрогской газете от 3 марта 2012 года художник Юрий Шабельников писал: «Не скрою: поначалу мы его немного побаивались. Представьте, заходит в класс человек с усами а-ля Дон Кихот, в белых джинсах, черной блузе, а на груди – цепочка с черепом… В те годы это воспринималось как шок! Таких людей в городе не было! А нам тогда было по 10–12 лет. В то же время он с первого взгляда вызывал уважение. Чувствовалась сила личности, авторитет! В моём классе он преподавал живопись и рисунок. Виртуозность, с которой Леонид Стуканов правил наши рисунки, вызывала восхищение!».
Автор публикации (её название – «Больше чем реальность») – кандидат филологических наук, выпускница Таганрогского государственного пединститута и Южного федеральный университета Татьяна Яковлева. Предлагаем эту хронику как знакомство с оригинальным художником.


«Родился в Нордбурге, куда его мать была угнана немцами во время оккупации Таганрога. В 1949 году вместе с матерью вернулся в Таганрог.
Занимался несколько лет в изостудии ДК комбайнового завода у Валентины Руссо. В Ростовское художественное училище имени М .Б. Грекова смог поступить только с третьего раза, учился с 1964 по 1968 год и закончил живописно-педагогическое отделение (класс П. Н. Черенова). В училище Стуканов считался лучшим рисовальщиком.
По окончании РХУ вместе со своими друзьями А. Ждановым, В. Собко и Л. Пузиным работал в Новоусманьской художественно-оформительской мастерской. Вернувшись в Таганрог, с 1969 по 1997 год преподавал в Таганрогской детской художественной школе.
Считал своим учителем Александра Жданова, с которым учился в одной группе РХУ, дружил многие годы и состоял в переписке после эмиграции Жданова в США в 1987 году. Друзья называли Стуканова «Графом». Это имя придумал ему Жданов ещё в студенческие годы. Любил музыку, сам играл в духовом оркестре.
В 1988 году принимал участие в выставках товарищества «Искусство или смерть» («Однодневная выставка», «Жупел»). При жизни Л. Стуканова состоялось только две персональных выставки, в Таганрогском театре им. А. П. Чехова (1987) и в Театре на Таганке (1992).
Трагически погиб при невыясненных обстоятельствах: был убит в собственной мастерской. Похоронен в Таганроге, на Николаевском кладбище. До 30-летнего юбилея своей педагогической деятельности он не дожил всего лишь год.
Л. Пузин, сокурсник Леонида Стуканова по художественному училищу им. М.Б. Грекова, отмечает в воспоминаниях, что некоторые преподаватели подозревали его в тайном пристрастии к гиперреализму. Это определение следует рассматривать скорее как оценку виртуозной техники и уровня художественного мастерства, но не как характеристику стиля. Его картины — за гранью реализма. Как отмечает художник, ученик и коллега Стуканова по художественной школе им. Блонской Юрий Шабельников, «работал он [Стуканов] в довольно узком спектре: живопись, рисунок… Тяготел к традиции, но в то же время в его работах ощутимо влияние экспрессионизма, символизма и декаданса. При этом он не был концептуалистом или метафизиком, а был настоящим формалистом в высоком значении этого слова. В консервативно-педантичном подходе к делу был строг и последователен. И тут, безусловно, сказались его немецкие корни. И в технике, и в филигранной графичности работ ощутима его немецкая аккуратность. Он был безумно въедлив в плане техники рисунка, рисования. Не случайно Врубель, Цорн, Фешин были его любимыми авторами».
Трансреализм, который не переходит за грань реальности, а, преступая её, ведёт в мир художника, для которого приемлемо только иносказательное объяснение действительности. Причём той действительности, творцом которой является он сам. Возможно, поэтому многие видят в полотнах Стуканова что-то мистическое, но это обусловлено не столько средствами художественной выразительности, сколько эмоциональной подачей и производимым впечатлением. Иногда словами трудно описать, в чём суть неповторимого стиля Леонида Стуканова. Его современники и ученики при единодушном признании гениальности этого художника зачастую затрудняются охарактеризовать его художественную манеру. Это нечто невыразимое словами, но обладающее колоссальной силой притягательности. Это попытка пойти дальше, чем правда, когда говоришь о себе, о человеке, о вечном. В его живописных работах завораживает многозначность цвета: излюбленный темно-зелёный, ставший, например, фоном-занавесом в «Автопортрете с Рембрандтом», пронзительный серо-голубой — цвет глаз мальчика, за спиной которого зритель видит античную маску гигантских размеров, прозрачно-зелёный цвет берёз, чёрная речка. В этих работах – цвет, кажется, значит больше, чем сюжет.
Среди графики Леонида Стуканова можно выделить цикл работ, посвящённый библейской теме, портретные работы. Однако в каждой из них узнаётся характерная линия, где-то лёгкая и по-матиссовски лаконичная, а где-то наполненная интенсивным ритмом.
Работы художника находятся в собраниях Ростовского областного музея изобразительных искусств, Таганрогского художественного музея, музея современного изобразительного искусства на Дмитровской (Ростов-на-Дону), в галерее «Piter» (Таганрог), галерее «Авангард» (Ростов-на-Дону), частных коллекциях России, США, Германии, Франции».



Collapse )