April 20th, 2018

Эмиль Сокольский

«Мне с вас смешно!»

Из откликов читателей на реплику прозаика Алексея Козлачкова о «непонятности» языка «Тихого Дона» (см. предыдущий пост).

– Слово «стремя» там может быть привязано к «стремнине».
– Гумённый плетень, Алексей, это изгородь вокруг небольшой ямы или углубления, где малороссы обычно хранили скирды сена.
– Вообще-то гумно – то же, что и ток. Т.е. ровная площадка для молотьбы. Ну а плетень, надо думать, её огораживает.
– Краснотал – красная верба, шелюга, кустарник или деревце из рода Ива; отличается голыми буро-красными побегами с сизым налётом. Листья линейно-ланцетные, длиннозаострённые, сверху тёмно-зелёные, снизу голубовато-зелёные. Растет на песчаных местах Северного Казахстана и Европейской части СССР. В Сибири и на Дальнем Востоке по берегам рек растёт близкий вид – ива росистая. Краснотал очень ценен для закрепления песков и как декоративное. Цветёт рано весной до появления листьев. Цветки медоносны. (Большая советская энциклопедия).
Краснотал можем повсюду встретить – даже в Москве. Например, в Тимирязевском парке. В целом всё понятно у Шолохова, если только за редким исключением.
– Сочетание жизненного регионализма и декадентской начитанности.
– Таким образом, читаем: «...за красноталом гумённых плетней...»- скорее всего плетень из самого краснотала, и значит, за плетнём из красной вербы, окружавшим гумно...
– Правильно, он же из краснотала и был плетёный, – плетень же.
– Кстати, метафорический эпитет «нацелованная галька» очень красив. Такими камешками усеян весь берег Дона, они постоянно омываются водой, как будто покрываются поцелуями.
– Мне с вас смешно! Неужели же лично Вы – писатель?! Представляю ваш словесный запас! То-то вас такие же безъязыкие москвичи премиями балуют. Нам, южанам- малороссам, всё там внятно.
– Вот что скажу: не поняли и не поняли. Это бывает. И это свидетельствует не об уровне таланта Шолохова, а о вашей читательской квалификации.
– Я не с Дона, но мне всё до словечка понятно. Как понятны северные словеса Личутина. А уж Белов-Рапутин пишут так, будто они мои тамбовские земляки. Не знать, что такое краснотал или гумно, значит не читать Толстого, Тургенева. Там эти слова постоянно повторяются, а в Хаджи Мурате – большая глава, где действие происходит на гумне.
– Вопрос ещё и в том, что такого класса тексты, такой образной изобразительной насыщенности – это же пир для читателя. Это наслаждение – такие тексты читать. И даже если какое-то заветное словечко и не поймёшь, то, любезный, загляни-ка ты в словарь, раскрой том энциклопедии, благо, что сейчас и том-то под рукой не нужен.
– Вы шедевр мировой литературы разбираете как сочинение семиклассника, обнаруживая при этом непонимание законов литературного творчества. И еще одно: квалифицированный читатель видит в словаре помощника, это достойные отношения.

Окончание следует.