?

Log in

No account? Create an account

ДОН

блог краеведов Донской государственной публичной библиотеки (Ростов-на-Дону)

СТРАННИК ВИТАЛИЙ
Эмиль Сокольский
donvrem
В Екатериновке, вблизи реки Ея, спрятанной в камышовых зарослях, сохранился домик, где 4 августа 1928 года в бедной крестьянской семье родился Виталий Николаевич Сидоренко, в будущем – схиархимандрит Виталий.
Поститься он стал с пятилетнего возраста. С восьми пошёл в школу; как только научился читать, Евангелие стало его настольной книгой.
Виталий часто убегал молиться в кукурузное поле или прятался в камышах. Когда он учился в 7-м классе, дирекция решила избавиться от «политически опасного» ученика. С 14-ти Виталий взял на себя подвиг странничества. В 16 лет оказавшись в Таганроге, познакомился со слепым старцем о.Алексием, который благословил его на монашество.
В 1948 году Виталий поехал в Троице-Сергиеву лавру; но без документов принять его как насельника не смогли, и посоветовали отправиться в Глинскую пустынь (Сумская область, Украина). Там он и стал послушником.
Но в конце 1950-х и в эту обитель зачастила проверка. Беспаспортному послушнику пришлось уехать в Таганрог. Там он молился у могилы блаженного старца Павла, глубоко почитаемого в этих краях святого (келья Павла Таганрогского – место паломничества).
В 1954 году местной церковной общине удалось определить Виталия в больницу: туберкулез в последней стадии. Но он выжил. И выжил даже тогда, когда в горном местечке близ Сухуми, куда его направил настоятель Глинской обители, он упал в ледяную реку и туберкулёз обострился до горлового кровотечения.
В 1969 году Виталий перебрался в Тбилиси – в храм св. благоверного Александра Невского. Через семь лет его рукоположили в иеродьякона, через несколько дней – в иеромонаха. о.Виталий стал известен как великий светильник духа – и в Грузии, и в Троице-Сергиевой лавре.
Издано несколько книг о его жизни. Из них узнаёшь, что о. Виталию приходилось ночевать в стогах сена, в поле, в заброшенном сарае, в тамбуре вагона и даже зарывшись в сугроб (чтобы не заметили чёрного подрясника). Но избежать избиений не удавалось: милиция знала об этом «юродивом без документов» и всюду поджидала его. «Я иду – на пути речка, перешёл через неё – стоит постовой. Я ему в ножки поклонился, он повернулся спиной, как будто не заметил – я и прошёл. А в другом месте меня как барина встречали на машине. Возили меня в дом, очень красивый. Там меня гладили» (то есть – избивали. Иногда в таких случаях о.Виталий, прибегая к юмору, говорил: «играл в футбол»). «И в милиции есть добрые люди. Однажды, когда я странствовал, меня схватила милиция и била, а начальник заступился за меня и сказал: “Не бейте его сильно, а то он умрёт, и тогда хлопот не оберёшься”. Тогда меня перестали бить ногами, а только таскали за волосы и бороду».
Кладезь любви и сострадания (так его называли), старец учил духовных чад. «Считай каждый день последним твоей жизни. Сокращай суету, избегай празднословия».
«Не разбирай чужих мыслей, дел, кляуз и сплетен, проходи мимо: это враг старается разсеять тебя и отвлечь от молитвы». «Каждый поступок тянет за собой несколько грехов. Например, осуждение: тут и гордость, из-за которой осудила, и самовозвышение – раз ты осудила человека, ты возвысилась над ним, себя лучше посчитала. Мы должны как можно больше слёз проливать о своих грехах. Когда нас кто-нибудь сильно обидит – мы плачем. А надо повернуть эти слезы на свои грехи».
У него было свойство видеть души людей, но он никогда не уличал другого в сокрытых грехах, а подобно старцу Павлу Таганрогскому, приписывал эти грехи себе или же упрекал за них келейницу, понимавшую: отец Виталий не хочет смущать пришедшего к нему за советом, утешением, помощью, исцелением.
Приходят и сейчас – к могилке с неугасимой лампадой и в его келью – во двор церкви Александра Невского, где упокоился старец 1 декабря 1992 года.