donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Categories:

Прошлое купеческого домика (окончание)

Из записок выпускника Ростовской Архитектурной академии Николая Стасенко

Однажды ночью кто-то тихо постучал в закрытую ставню. Аня прижала к себе детей. Снова постучали... И тут Аня, собрав все силы закричала: «Караул!» Как тогда, под Батайском, по пути в эвакуацию, когда ей послышался гул немецких самолётов: «Караул!» – кричала она и весь эшелон разбежался по степи. «Пристрелю!» – орал тогда брат Пётр. «Караул!» – кричала она и сейчас.
– Дура, не ори! Это же я вернулся! – услышала знакомый, родной голос Саши. Послали его с японцами воевать! Открыла дверь. На пороге стоял её Саша, со звездой на груди! Подарков привёз, мануфактуры разной...
Хорошо зажили! Саша вернулся здоровый и целый. Вернулся на завод, Аня работала на эмальзаводе рядом.
– Я ему рубашку выстираю, наглажу, он у меня такой красивый был, намоется, побреется и на скачки. А я хату белить, чтоб сияла! А он проигрывал деньги, пропивал с дружками, да он потом и всю мануфактуру трофейную пропил-прогулял, себе ничего не сшила. Ну да ничего, он у меня такой хороший был...
А в пятьдесят Саша умер от мучительного рака.
– Вот и прожили мы с тобою жизнь, Аннушка...
Аня прожила ещё тридцать два года. Дочки уже были замужем, за хорошими людьми, внуки были, Ане некогда было думать, помогала детям, внукам. Продала пол-участка, на мебель младшей надо было, потом ещё на что-то, потом ещё. Но дом стоял и каждый выходной Аня его белила. Дом был большой, места всем хватало. Младшая с семьёй съехали на свою квартиру. Зять был большим человеком, дали жильё. Но были частыми гостями .
–Анна Родионовна, приготовите ужин, я продукты пришлю, а то гости будут, а у нас тесно, да и стол у вас большой! Кто там только не побывал из знаменитостей. Пели, пили, ели, стихи читали, смеялись! Были там в числе и других, Миронов и начинающая Пьеха...
А из-за шторки подглядывали за всем интересным чёрненькие глазки маленькой Светы...
Потом старшему зятю дали квартиру, Аня плакала, что одна теперь, без любимой Светочки. Но квартира рядом, на Пушкинской. Весь день она с внучкой, а на ночь уходила в свои две комнатки, которые оставила себе, а остальное продала, дочкам помогала квартиры обставить...
Потом Аня перебралась на Пушкинскую, не уходила, но под кроватью всегда стоял её чемодан с небогатым скарбом, парой платьев, да узелком «на смерть». Комнаты так и стояли, с нехитрой мебелью, на всякий случай: вдруг с зятем не уживусь.
Зять умер...
Ходил иногда убирал её комнаты, прикоснулся к богатой истории дома. Потом однажды достал чемодан из- под кровати, выкину, говорю, никто вас не обидит, Анна Родионовна!
– Выкидывай, Коля, тебе верю! Вынес!
– Коля, на деньги, купи серебрянки, сходим Саше гробничку покрасим!
– Конечно. Собрались.
– Не пойду, он паразит гулял от меня. Сборы были часто, но так и не сходили...
Аня и умерла , заботясь о нас, чистила тыкву для каши к ужину, инсульт, ухватилась за горячую трубу. Её любимая Светочка плакала и не могла разжать руки, худые, но сильные...
Продали Анины комнаты...


фото автора
Tags: Ростов-на-Дону, воспоминания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments