donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Знакомство с молодым дарованием

Из воспоминаний эстрадного артиста, режиссёра и конферансье А. Г. Алексеева «Серьёзное и смешное» (М., 1984).

   Когда спектакли уже подходили к концу (дело было зимой 1918 года, после одесских гастролей театра «Гротеск», в котором работал Алексей Григорьевич Алексеев), пришли ко мне двое, по внешнему облику интеллигенты.
   – Здравствуйте, Алексей Григорьевич. Мы за вами. Едемте в Ростов.
   – Куда-а?
   – Мы организуем там театр вашего стиля и прилетели за вами.
   – Даже прилетели? Почему такая спешка?
   – Проехать нельзя: Махно.
   – А кто это «мы»?
   – Группа… Ннну-у-у… состоятельных людей… любителей искусства… театра. <…>
   Оказалось, что театр ещё только строят: отделывают подвал в большом доме страхового общества «Россия». Труппы ещё нет, но если мы договоримся, то просят меня помочь набрать артистов. <…>
   Отсыпав кучу денег на авансы и на дорогу актёрам, мои новые хозяева улетели в Ростов.

  Законтрактовал я нескольких артистов из нашей труппы, ещё кой-кого и поехал за актёрами в Киев. <…>
   Когда я уже собирался ехать из Киева в Ростов, моя добрая знакомая актриса  <…> спросила меня:
   – Не нужен ли вам для Ростова молодой тенор?
   – Нет, уже взял.
   – Жаль. Очень уж хороший голос. А вы всё-таки послушайте. Он здесь.
   И, не дав мне времени, отказаться, она закричала:
   – Коля! Идите сюда! Познакомьтесь и спойте.
   Подошёл Коля, долговязый, неуклюжий парень лет двадцати – двадцати двух, в обмотках, в бывших брюках-галифе, в заношенной вельветовой куртке, из которой вылезали красные лапищи. Он поздоровался с гордым и независимым видом, который явно должен был перекрыть впечатление от его отнюдь не великосветского туалета, подошёл к роялю и запел.
   Чудесный голос, чарующий тембр, мощный, страстный звук… И лирический, и меццо-характерный, и даже драматический тенор.
   – Ну, спойте ещё, – попросил я, хотя всё было ясно. – Кто вы? Откуда? Здешний?
   – Нет, москвич.
   – Петь учились? На сцене играли?
   – Нет, не играл и не учился. Только граммофон слушал, как знаменитые певцы поют…
   – Как вас зовут?
   – Коля.
   – Да нет… Имя, отчество, фамилия?
   – Николай Константинович Печковский.
   И взял я этого Колю-Николая на свою ответственность сверх всяких штатов на маленькое жалованье. Надо было дать ему аванс, денег на билет, на дорогу, но… Голос замечательный, а парень подозрительный: почти без штанов…
   Дал я ему немного денег, а на билет и пропитание в дороге вручил кому-то из актёров и попросил присматривать за ним: вдруг сбежит?!
   Сорок восемь лет прошло с тех пор… Николай Константинович Печковский – один из лучших русских певцов, народный артист РСФСР: мы с них в самых тёплых, дружеских отношениях, но и теперь при каждой встрече он корит меня:
   – Нехорошо: всем – на дорогу и аванс, а мне… Денег не дали, да ещё шпионов приставили. Жуликом посчитали. Никогда вам этого не прощу…

Продолжение следует.



 
 Запись 1940 года.

Tags: Ростов-на-Дону, воспоминания, книги, музыка
Subscribe

  • Хищники улицы

    Часто бывает, хочешь сделать снимок старинного здания, – так, чтобы ничего от этого здания не отвлекало, чтобы ничто постороннее не вписывалось…

  • Последний взгляд на Восточную

    И наконец, ещё четыре дома на улице Восточной. Первый, видимо, уже нежилой; второй, ещё глубже осевший в землю, резным карнизом и фронтоном, с такими…

  • Стрельчатое окошко

    А этот дом на улице Восточной выглядел бы совсем скучно, если бы не готическое окошко справа. Странная, диковинная и даже остроумная деталь!

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments