donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Category:

Огни Ростова

Эту историю мне рассказал музыковед Юрий Бирюков, уроженец Семикаракорска. В 90-е он приезжал в Ростов (по-моему, по приглашению местного радио). Юрий Евгеньевич оказался человеком многословным; остановить его было едва возможно. Я его привёл в дом старейшего журналиста Ростова Соломона Гурвича - так Бирюков так его заговорил, что Гурвичу стало плохо (кажется, подскочило давление). Так вот, Юрий Евгеньевич рассказал мне об истории "Донской лирической", где есть слова: "На берег Дона, на ветку клёна, на твой заплаканный платок", впоследствии переделанной под лагерную тематику (та назваемый русский шансон).
Впервые Бирюков её услышал в 43-м, в возрасте восьми лет, в Новочеркасском суворовском училище, от боевого командира, прибывшего из госпиталя (после ранения под Сталинградом). Спустя много лет решил узнать, откуда она произошла; обратился в передаче "Песня далёкая и близкая" к телезрителям - и получил ответ от ветерана войны: это песня 4-го Украинского фронта, музыка Модеста Табачникова, слова Зельмана Каца и Матвея Талалаевского. Бирюков позвонил Табачникову, тот подтвердил: да, эту песню я написал к освобождению Ростова, летом 43-го. Списался с Талалаевским и Кацем (один жил в Киеве, другой в Харькове), которые сообщили, что служили во фронтовой газете. Текст был таков:

Когда мы покидали свой родимый край
И молча уходили на восток,
Над синим Доном,
Под старым клёном
Маячил долго твой платок.

Я не расслышал слов твоих, любовь моя,
Но знал, что будешь ждать меня в тоске.
Не лист багряный,
А наши раны
Горели на речном песке.

Изрытая снарядами, стонала степь,
Стоял над Сталинградом чёрный дым.
И долго-долго
У самой Волги
Мне снился Дон и ты над ним.

Сквозь бури и метелицы пришёл февраль,
Как праздник, завоёванный в бою.
И вот мы снова
У стен Ростова,
В отцовском дорогом краю!

Так здравствуй, поседевшая любовь моя!
Пусть кружится и падает снежок
На берег Дона,
На ветки клёна,
На твой заплатанный платок.

Опять мы покидаем свой любимый край.
Не на восток - на запад мы идём!
К днепровским кручам,
К пескам сыпучим.
Теперь и на Днепре наш дом.

Как эта песня обрела новый вид? В 1982 году Михаил Шуфутинский записал в Америке свой первый альбом "Побег", состоящий из песен чужого репертуара, и в их числе - "На Колыме" (переделка "Донской лирической"), которая входила в репертуар "подпольных" певцов Аркадия Северного и Саши Комара (Александра Спиридонова). Когда у Шуфутинского спросили - где он услышал эту песню? - он ни словом не обмолвился о своих предшественников. Что ж, вполне в духе Михаила Захаровича!
https://www.youtube.com/watch?v=ltyD7HCDues

Tags: Великая Отечественная война, Ростов-на-Дону, музыка
Subscribe

  • На берёзовой речке

    Красивое название – Маньково‑Берёзовская! Ласковое, чистое, наивное – само по себе завлекает, не говоря уже о том, что у слободы особое…

  • Усадебка у Берёзовой реки

    В 1863 году в результате раздела земель поручика Дмитрия Петровича Бобрикова поместье в слободе Маньково-Берёзовской досталось его сыну, юнкеру…

  • Интерьер церкви св. Николая Чудотворца

    На заре существования нашего Живого Журнала мы писали несколько слов о церкви слободы Маньково-Берёзовской, построенной в честь св. Евдокии, а в наши…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments