donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Category:

Родник у Вёшенской

#Донсовсехсторон
Родник у станицы Вёшенской настолько знаменит, что если на вопрос: как к нему пройти? – местные откликаются: «А какой вам нужен родник?» – это может вызвать у приезжего некоторое замешательство. Дело в том, что в станице есть минеральный источник, который бьёт на территории санатория «Вёшенский», где лечат заболевания опорно-двигательного аппарата, нервной системы, органов дыхания и пищеварения и нарушение обмена веществ.
Но нет, исторически прославленный вёшенский родник – это тот, что за выездом, по дороге в станицу Еланскую. Особо словоохотливые станичники даже рассказывали: бывало, развлечения ради казаки бросали в него быка – и сила водного напора выбрасывала испуганное животное на землю.
Гораздо ценнее подобного рода свидетельств серьёзный документ «Донские епархиальные ведомости» за 1894 год; исследователь церковной старины Иван Сулин рассказывает в номере 16-м:
«В станице издавна совершается на праздник Вознесения Господня крестный ход на родник, находящийся в балке, именуемой “Отрогом”, верстах в трёх ниже станицы. Виновником учреждения этого хода, по рассказам старожилов, был войсковой есаул Ефим Каргин, имевший ещё в прошлом столетии в указанной балке огромную пасеку, в количестве до 500 и более колодок пчёл, и при ней хорошую на роднике мельницу о двух поставах, которая и поныне существует. Этот есаул Каргин, по особому обету перед Богом и по собственному усердию, ежегодно на Вознесение Господне после литургии приглашал к себе на пасеку и на мельницу всё приходское духовенство со святынею, где и совершался молебен с освящением воды в роднике и окроплением ульев и мельницы св. водою, а затем устраивался торжественный обед для духовенства и народа. И это строго исполнялось Каргиным до конца его жизни, продолжавшейся до начала текущего столетия. После смерти его сын, его войсковой сотник Фёдор Каргин, по завещанию отца или по собственному усердию, продолжал исполнять то же самое до самой смерти, постигшей его во 2 десятилетии текущего столетия. Таким образом крестный ход этот вошёл в обычай так, что до смерти учредителей его – отца и сына Каргиных без всякой сторонней просьбы совершался самим духовенством Архангельской церкви, а с 1859 года и доныне совершается духовенством Троицкой церкви при многочисленном стечении народа».
Правда, после таких ценных сведений Сулин переходит к устным рассказам, напоминающим те разговоры о быке:
«О роднике же, где находится мельница Каргиных, существует предание, будто бы из него когда-то были выброшены корабельная доска с медными гвоздями и дубовое дерево с дырами, просверленными большим буравом, и прибавляют, что кто-то из любопытных, навязывая на тонкую бечеву пудовую гирю, опускал нё в родник, но до дна не достал. Есаул Афанасий Лосев передал другой случай, будто на реке Сухой Песковатке была выброшена из родника протолка с железным пробоем аршина 2½ длины, и что шум воды от того родника был так силён, что его слышно было за 10 вёрст; местность та засыпана меловою глиною».
Однако что правда, то правда: напор у родника настолько мощный, что летом 1935 года от источника в Отроге жители Вёшек проложили в станицу водопровод. За это нужно благодарить депутата Михаила Шолохова, который, выполняя волю земляков, поехал в Москву, встретился с наркомом тяжёлой промышленности Серго Оржоникидзе и попросил о помощи, а тот – выделил средства на строительные материалы, машины и оборудование. Лишь представишь теперь, что до того времени почти вся станица ходила за водой на Дон (колодцы были далеко не у всех, а на родник часто не наездишься) – это кажется каким-то средневековьем…
Родник найти просто. Кончается последняя вёшенская улица, начинается местная трасса на восток, к Еланской. Чуть меньше километра – и нужно повернуть направо, на грубо-каменистую дорогу в пойменный лес. Она всё глубже погружается в тень чёрной ольхи, белого тополя, встречает на своём пути белотал и краснотал (разновидности ивы, из ветвей которой казаки готовили удилища, плетни и корзины) – и приводит к забору насосной станции. Забор, конечно, не украшает лесной пейзаж, но… стоит пройти мимо – и о заборе этом забываешь, будто и не было его. Перед глазами, за овражками – низина, вся залитая неподвижной водой и укрытая от неба листвой высоченных деревьев; деревянная площадка с перилами, такие же деревянные ступеньки в холодный бассейн (или купель, как его иногда называют); на дне – свечение светло-жёлтых песков. Это и есть родник, который берёт начало из глубокого подземного озера. Вода бежит дальше в лес, под крутыми склонами возвышенности (вот почему «Отрог»!), к озеру Островному, к болотистым озерцам, и наконец вливается в Дон.
Здесь всё дышит гармонией, природа будто бы радуется самой себе, празднует саму себя и знает, что будет жить вечно. Помнит ли она былые крестные ходы? Как же забыть: ведь и в наши дни, после богослужения на Святую Троицу, из Михайло-Архангельского храма, что высится в центре станицы, сюда, как прежде,ежегодно направляется крестный ход, и как прежде здесь совершаются молебен и освящение воды.
Поклон семье Каргиных!
Фотографии – в источнике: http://www.dspl.ru/blog/don-so-vsekh-storon/okno-v-pr..


Tags: #Донсовсехсторон, ДГПБ, природа
Subscribe

  • Архитектор Владимир Якунин

    О ростовском архитекторе Владимире Якунине, который работал в Ростове-на-Дону в 1880-е годы, рассказывает Любовь Волошинова (публикация в…

  • Новые казачьи домики

    Э ти два дома, столь приветливые, почти живые, стоят в хуторе Черюмкин. Скорее всего, они возведены уже во советское время – что не мешает им…

  • Старый Черюмкин

    Близ Старого автовокзала в Ростове есть остановочная площадка, откуда отправляются автобусы в хутор Черюмкин: они проезжают через станицу Ольгинскую…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments