donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Келья старца Павла

#Донсовсехсторон
Сколько лет наезжал я в Таганрог, а в таком уникальном месте побывал впервые только два года назад, в конце мая.
До подворья местночтимого святого – старца Павла Таганрогского, где он прожил последние годы, от Чеховского сквера, от старинных торговых рядов – минут пятнадцать неторопливого ходу.
Павел Павлович Стожков, отказавшись о перспектив иметь достойное общественное положение – как того желали его родители, – в шестнадцать лет отправился из своей Черниговской губернии по святым местам. Получив в наследство имение, он не раздумывая освободил крестьян и продолжал странничество, оставляя в монастырских обителях большие пожертвования, пока не осел в Таганроге
Блаженный (то есть, по церковным понятиям – спасённый человек, местночтимый святой) отец Павел сменил несколько адресов, прежде чем поселился в келье, что в глубине Депальдовского (ныне Тургеневского) переулка, где принимал послушников и послушниц всех возрастов, строго приучая их к посту и молитве. Сам он не пропускал ни одной службы, что проходили в храме Николая Чудотворца, – там хранятся и мощи Павла Таганрогского.
Из жития: «Старец Павел занимал дом из нескольких комнат. Келия вся была уставлена св. иконами, пред которыми стояла деревянная скамейка, а на ней стояли кувшины, наполненные песком, куда были вправлены большие ставники (свечи), горевшие день и ночь, горели пред иконами также и лампады. Около остальных стен келии стояли кадки, горшки, корзины и мешки, наполненные хлебом, бубликами, маслинами, черносливами, лимонами, мёдом и проч.; на стенах висели сумки с просфорами. Около одной из стен стояла скамья, ничем не покрытая, служившая старцу вместо постели».
После смерти старца (в 1879-м) подворье выкупила баронесса Елизавета Таубе, оформив его на послушницу Иулианию Лысогорскую; но потом баронесса вместе с ней переехала в Гатчину; отписав келью Марии Величко, хранительнице заветов блаженного Павла. Семидесятипятилетнюю старицу в 1927-м вместе с другими послушницами арестовали и выслали за пределы Северного Кавказа на три года за «вымогательство» (торговлю «лечебной» землёй с могилы старца Павла). Умерла Мария-игуменья в Таганроге во время оккупации; как писал местный краевед, немцы устроили ей пышные похороны.
А кто такая Иулиания, по-церковному Лысогорская? Скорее всего, она из Лысогорки, что километрах в семидесяти от Таганрога. Там, напротив села, прямо над самой рекой возвышается меловая гора. Рассказывают: несколько веков назад её заприметил монах-отшельник и обустроил келью. Возможно, так оно и было, только когда в XVIII веке в эти места пришли первопоселенцы, никакого монаха не было. Но углубление в горе, очертаниями похожее на келью, просматривается отчётливо.
После смерти старицы Марии подворье передавалось по наследству между членами общины. К 1990-м годам здесь жило восемь совладельцев, «общиной» подворье не значилось, благодаря чему, видимо, и не было конфисковано властями. Эти люди и сохранили домик. Восстанавливаться в первоначальном виде он начал с 2014 года.
Теперь о скамье, ныне застеленной старым ковриком, о которой сказано в житии, и об исцелениях. На скамью каждый пришедший ложится спиной, закрывает глаза, мысленно разговаривает с о. Павлом (старец склонен помогать в простых житейских делах). Не один человек мне уже рассказывал, что после пятиминутного «отдыха» на скамье у него несколько часов крутило спину. Знакомая девушка добавляла к услышанному мной: не спала всю ночь – а наутро почувствовала себя заново родившейся («Будто вся грязь из меня вышла!»). Придумать такое невозможно – тем более что люди те не отличались глубиной веры: пришли сюда, в глубину тихих переулков, просто посмотреть на святое место, на историческую достопримечательность. Что же касается исполнения желаний о. Павлом – ну, это по вере, по чистоте души и сердца!
Прошёл ровно год, как я впервые пришёл к старцу Павлу.
И вот я приехал через год, день в день. Пришёл, открыл калитку – и не узнал двора: за год его замостили камнем, сделали цветник, возвели корпус с галерейкой по второму этажу. На первом будет устроена трапезная для паломников, на втором – я, честно сказать, не понял, что.
А в ночь перед поездкой мне приснился странный сон, будто я гощу в другом городе у друзей, и вот они меня попросили погулять с собакой (какой-то «терьер» или «шнауцер»). Как известно, для тех, кто держит дома собаку, она – член семьи. Выхожу я и вдруг вижу: в моих руках только цепь, а собаки нет! Убежала! То ли из ошейника выскользнула, то ли звено в цепи порвалось. Как стыдно, как ужасно! Что я скажу хозяевам??!
На этом месте, по законам жанра, сон должен был прерваться, а я – проснуться с облегчением. Но я не проснулся. Я так и стоял в отчаянии. И вдруг вижу: собака бежит ко мне обратно, по пустой проезжей части, целая и невредимая! Я аккуратно наклонился (чтобы не спугнуть), взял её на руки, спокойную и безропотную, и понёс домой. Вызвал лифт и стал звонить по мобильному: не терпелось рассказать, что чуть не потерял питомца..
Страшный сон со счастливым концом; к чему бы это?.. Никак таинственная весточка от Павла Таганрогского, ждавшего меня и внушавшего заранее, что всё будет хорошо?

В источнике – фотографии кельи и заодно и меловой горы в Лысогорке:
http://www.dspl.ru/blog/don-so-vsekh-storon/svetilniki-very/u-startsa-pavla/

Tags: #Донсовсехсторон, ДГПБ, Таганрог
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments