donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Categories:

Портрет Анастасии Вяльцевой

Анастасию Вяльцеву, знаменитую в начале века, называли Несравненной; пластинки с напетыми ею романсами и песнями имелись в каждом доме, на концерты трудно было попасть. И вот – неожиданное известие: рак крови. В феврале 1913 года певицы не стало.
В 2001 году вышла книга о Вяльцевой «Под чарующей лаской твоею», где приводится эпизод, выловленный из газеты «Приазовский край» за 1913 год. К сожалению, автор – Валерий Сафошкин – не дал ссылки на номер, а сотрудник Донской публички не догадался этот номер у себя зафиксировать. Но, если потребуется, газету откопать возможно.
Итак, после панихиды скульптор В. И. Демчинский снял с лица Вяльцевой маску. Ближе к ночи в доме пришёл художник-портретист из Ростова-на-Дону А. Гринман, которому было позволено сделать портрет умершей. Работая над портретом, А. Гринман всю ночь находился у гроба и сделался свидетелем поистине душераздирающих сцен. Согласно его рассказу, он «начал набрасывать углем в присутствии матери Вяльцевой, её брата, неотлучно находившегося у гроба, и сестры милосердия. У ног покойной монотонно читала монашенка... Из моря белых цветов видно было покойное лицо Вяльцевой. Только на грудь ей кто-то положил пучок ярко-красной гвоздики.
Матушка заволновалась:
– Надо будет убрать красные цветы, Настя не любила ничего красного.
Я запротестовал, потому что на фоне белых цветов это красное пятно было эффектно. Матушка нехотя согласилась:
– Да как же, ведь любимый цвет Насти – белый да розовый, она и платье-то это сама заказала, на случай смерти, чтобы мы ее похоронили в белом с розовыми лентами.
Матушка подошла к лицу Анастасии Дмитриевны и хотела закрыть ей губы. Тут сестра милосердия помешала ей: «Ведь Анастасия Дмитриевна не велела замыкать уст, она в гробу хотела лежать с открытыми устами, как будто поёт.
...Вдруг распахивается дверь, и полковник высокого роста, в николаевской шинели, бросился со слезами перед гробом и начал целовать руки. Шинель распахнулась, и я увидел на нём больничный халат. Я догадался, что это больной супруг Анастасии Дмитриевны прощается с нею.
Всю ночь оставался я с ней почти один. Только монашка подходила. Подойдёт к моему портрету, вздохнет, скажет: «Как похожа!» Перекрестится и опять начнет читать молитву»…
Судьба посмертного портрета Вяльцевой работы Гринмана неизвестна – во всяком случае, на сегодняшний день.

Tags: Ростов-на-Дону, музыка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Красносулинские контрасты

    #Донсовсехсторон Из окна вагона предместьями Красного Сулина можно залюбоваться: они разбросаны по склонам возвышенностей, которые высокой грядой…

  • Хищники улицы

    Часто бывает, хочешь сделать снимок старинного здания, – так, чтобы ничего от этого здания не отвлекало, чтобы ничто постороннее не вписывалось…

  • Последний взгляд на Восточную

    И наконец, ещё четыре дома на улице Восточной. Первый, видимо, уже нежилой; второй, ещё глубже осевший в землю, резным карнизом и фронтоном, с такими…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments