donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Categories:

О песнях Николая Доризо

Сегодня в нашу библиотеку поступила «Литературная газета» (№ 43, 30 октября – 5 ноября), а в ней, на 5-й странице, – статья Сергея Кладова «Песня, нужная, как хлеб», – о Николае Константиновиче Доризо (1923–2011)!
Уроженец Краснодарского края, Доризо впервые опубликовался в 1938 году – в газете «Пионерская правда». В 1941-м, в Ростове-на-Дону, окончил школу, и сразу – на фронт. После войны – Ростовский государственный университет (историко-филологический факультет); в год его окончания (1948) вышел первый поэтический сборник – «На родных берегах».
Ну а потом – Высшие литературные курсы при Литературном институте имени Горького. Вскоре Доризо стал членом Союз писателей СССР.
Даём слово Литературной газете:

«Русская поэзия – мощнейший сплав лирики и эпики. Написать песню, которую бы запел народ, возможно, ещё труднее, чем поэму, из которой в лучшем случае помнят несколько строк. А песни помнят и воспроизводят целиком! В советские времена, что интересно, лирические песни исполняли хором – в застолье, в дороге, даже в горячем цехе. Так получилось и с песней из кинофильма «Дело было в Пенькове». Казалось бы, и речь там идёт от первого лица: не «мы любим женатых», а «я люблю», и «с любовью справлюсь я одна», а не «мы справимся совместными усилиями». Однако это никому не мешало подтягивать и одинокой женщине, и солистке народного хора. И песню из другого фильма – «Простая история» – по сути, романс «На тот большак, на перекрёсток» тоже исполняли коллективно. И «Давно не бывал я в Донбассе». В чём здесь секрет? Ведь не в одном пресловутом советском коллективизме? Вероятно, в этих песнях выражалось что-то настолько общее, обозначались такие чувства, что интимное и массовое сливались воедино. Это, разумеется, не означало, что их не пели соло, наедине с собой. В детстве моём соседка Анна Спиридоновна, дети которой поразъехались по огромной общей Родине, бывало, заводила со слезой:

Помнишь, мама моя,

Как девчонку чужую

Я привёл тебе в дочки,

Тебя не спросив?

Строго глянула ты

На жену молодою

И заплакала вдруг,

Нас поздравить забыв…

И все, кто в этот момент находился на коммунальной кухне, где обстановка далеко не всегда была идиллической, умолкали – и не подтягивали, понимая, что человек переживает нечто глубоко индивидуальное.

Стихи к этим – и многим другим любимым песням – написал Николай Доризо. Кинофильмов, в которых они звучали, можно насчитать около сорока. Песни Доризо бессрочно хранятся в золотом фонде народной памяти вместе с песнями Фатьянова, Исаковского, Ваншенкина. Он был настолько популярен, что ему писали письма с таким адресом: «Москва. Кремль. Николаю Доризо». И письма доходили!

Чем жертвует поэт, сосредоточивший творческую энергию на песенном жанре? Наверное, многим. Но получает взамен – больше. Здесь и потеря авторства не обидна, а почётна – когда объявляют со сцены или по радио: «слова народные». Выше этого в поэзии ничего нет. Да, в СССР поэтам-песенникам щедро платили. Но не деньгами же измеряется слава!

Кстати, с песней «Огней так много золотых…» всё было непросто. Сам автор иронически вспоминал: «Тогда в почёте были произведения не о любви, а о трудовых подвигах. А тут не просто любовная лирика, а чуть ли не аморалка… Мыслимо ли, чтобы наша советская женщина любила женатого человека?!» И когда Константин Симонов опубликовал стихотворение в «ЛГ», одной из самых читаемых газет, говорят, пошла лавина возмущённых писем: «Чему нас учат? К чему призывают?» Вот какие времена были на дворе истории! Это вам не гей-парады обсуждать! Правда, Симонов попросил заменить в тексте «Как рано он завёл семью» на «Эх, рано он завёл семью», чтобы возгласом этим выразить всю глубину не просто досады, а непоправимости случившегося. Вот они – ужасы советской цензуры!

Первую песню фронтовик родом с Кубани Николай Доризо – а на войну он ушёл со школьной скамьи – сочинил в 1942 году. И скоро её распевали по всему фронту! Николай Константинович рассказывал: «В конце войны на ростовском рынке я увидел безногого инвалида в потёртой шинели, который торговал кукурузными лепёшками и текстами «Дочурки», отпечатанными на папиросной бумаге. И стихи, и лепёшка стоили 10 рублей. Люди покупали и то, и другое. Значит, моё стихотворение было нужно им так же, как хлеб…» (http://www.lgz.ru/article/-43-6436-30-10-2013/pesnya-nuzhnaya-kak-khleb/)


Tags: Ростов-на-Дону, музыка, писатели
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments