donvrem (donvrem) wrote,
donvrem
donvrem

Categories:

По прочтении Виталия Сёмина

В краеведческом отделе Донской публички хранится книга нашего земляка Виталия Сёмина (1987), в которую вошли роман «Нагрудный знак „OST“» - о пребывании будущего писателя в гитлеровском арбайтслагере, и незаконченная повесть «Плотина».
«Нагрудный знак…» – скорее мемуары, написанные сдержанно-эмоционально, местами торопливо, даже где-то и монотонно, без стилистических прикрас, психологически тонко. В скуповато преподносимых деталях узнаётся художник. Снова и снова понимаешь, насколько значительна человеческая жизнь, каждое её мгновение; осознаёшь, сколько повседневно-ценного оказывается неоценённым, незамеченным… «Я уже видел в лагере людей, у которых представление о счастье сжимается до самых жалких размеров: маргарин, сигарета, день на больничном листе»... Не стыдно ли не быть счастливым, имея гораздо большее?
Или – о постыдной нерешительности:
«А я лежал и чувствовал одно: я во всём виноват, иначе не был бы здесь, на дне этой тюрьмы. Я думал о том, что упустил: должен был бежать – не бежал, собирался рискнуть – не рискнул. <…>. Из того, что я не сделал, складывалась совсем другая жизнь. Каждую ночь я… возвращался к одному и тому же – один несовершённый поступок складывал с другим. <…>. Они жили в моей памяти. Когда-то они обожгли меня: надо прыгнуть из вагона – конвоир отвернулся, поезд тянет на подъём и лес близко. Но минута прошла, лес ушёл в сторону, и конвоир смотрит. Я с места не двинулся, никто ничего не заметил, а я отравлен тем, чего не сделал. И вся эта отрава жила теперь во мне. Теперь я прыгал на ходу из вагона, бежал к лесу, добегал, находил партизан и опять возвращался к тому моменту, когда я должен был прыгнуть, и заново представлял себе, как я это делаю ещё лучше, чем в первый раз. Бегу петляя или, наоборот, остаюсь лежать в канаве и жду, пока пройдёт эшелон. Я улучшал свои несостоявшиеся побеги, задыхался, радовался, мстил и чувствовал, как отравляет меня это бесплодное жжение мысли. Но остановиться было невозможно потому, что, как только я останавливался, я слышал спёртую темноту камеры, кислый запах своего грязного пальто…»

Tags: писатели
Subscribe

  • Белелюбские: сын и отец

    #Донсовсехсторон Имя Николая Аполлоновича Белелюбского для Ростова-на-Дону не чужое. Уроженец Харькова, этот замечательный инженер-мостостроитель,…

  • Донские казаки – к присяге

    29 августа 1671 года в войсковой столице Черкасске прошла церемония приведения к крестному целованью казаков Войска Донского на верность царю Алексею…

  • Ещё одна книжка о казаках

    Отзыв на книгу азовского краеведа Владимира Друшлякова « Казаки: Рассказы, легенды, очерки »:…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments