Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Эмиль Сокольский

Герой Дмитрий Данилович Лелюшенко

C 1919 года Герой Советского Союза, уроженец Области войска Донского Дмитрий Данилович Лелюшенко – в Красной Армии. В составе 1-й Конной армии принимал участие в Воронежско-Касторненской, Донбасской и Егорлыкской операциях. По окончании Гражданской войны остался на военной службе.
Подробно о герое – на сайте «Донского временника».
http://www.donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=32&id=862

Эмиль Сокольский

Памятник генералу Маргелову

В селе Васильево-Ханжонково Неклиновского района есть скромный скверик, громео названный «Парком славы», а в нём – бюст Героя Советского Союза (1944) Василия Филипповича Маргелова (1908 – 1990), генерала армии, командующего Военно-десантными войсками СССР (1954–1959, 1961–1979). Генерал Маргелов участвовал в прорыве Миус-фронта освобождении Ростовской области от фашистов в 1943 году.
Для тех, кто о нём ничего не знает, на постаменте надпись:
«12 мая 1945 года без единого выстрела заставил капитулировать 32 000 солдат и офицеров дивизий СС "Мёртвая голова" и "Великая Германия". Эсэсовцы были поражены храбростью русского генерала».
И ещё сообщается:
«Бюст преподнесён в дар. Проект "Аллея Российской Славы". М. Л. Сердюков»
Открыт он был в апреле 2019 года ко Дню Воздушно-десантных войск. На церемонии присутствовали родственники Василия Филлиповича, члены Союза десантников Таганрога.

Эмиль Сокольский

Две комнаты цимлянского музея

В Цимлянске нужно обязательно посетить краеведческий музей! Он находится в старом центре, на улице Чехова, дом 15.
Основан музей в 1998 году и сначала. как многие музеи, делавшие первые шаги, собирал материалы по боевой и трудовой славе района. А сейчас уже в нём много археологических экспонатов, предметы быта местного населения, различенные ценные коллекции (декоративные изделия, нумизматика, графика, оружие, книги, открытки. фотографии. Есть и большой выставочный зал.
Самое интересное – пожалуй, воссозданная обстановка комнаты типичной советской семьи (ею открывается музей) и – комната казака.



Collapse )

олень

Писатель Григорий Месняев

Имя писателя Григория Валериановича Месняева больше известно в русском зарубежье, чем на родине: его литературный дар открылся на чужбине. Он сражался в «батальоне смерти» в Первую мировую войну и в полку генерала С. Маркова в Гражданскую войну [1]. Эти события нашли отражение в повести «Давнее», две главы из которой мы опубликовали. Судьба её главного героя капитана Сергея Свечина во многом схожа с судьбой самого автора – Григория Месняева...

"Война оказалась вовсе не такой, какой представлял её себе Серёжа. В ней не было ни лихих кавалерийских схваток, ни эффектных выездов батарей на позиции, ни густых пехотных колонн со стеной нависших штыков, неуклонной поступью двигающихся за развернутыми знаменами под дробь сверкающих барабанов.
Зато было бесконечно много боевого пота, крови, отталкивающих трупов, страшных ран, грязи, мокрых и мерзлых окопов, вшей, ночной тоски лазаретов и нескончаемых боевых будней.
Серёжа узнал, что для войны нужны не столько лихость, удаль, мгновенное геройство, сколько терпение, выносливость и готовность на неизвестно долгое время отказываться от всего того, что ценит человек в жизни".

Читайте статью Елены Высоцкой "Токмо за совесть".

Эмиль Сокольский

Конфликт академика Сахарова с маршалом Неделиным

Имя военачальника, Главного маршала артиллерии, Героя Советского Союза Митрофана Ивановича Неделина (1902–1960) носил Ростовский военный институт ракетных войск, основанный в 1937 году как Ростовское артиллерийское училище противотанковой обороны и позже последовательно именовавшийся высшим артиллерийское инженерным училищем и военным командным инженерным училищем ракетных войск. С Ростовом-на-Дону жизнь Неделина не связана, но он с декабря 1959 года являлся главнокомандующим основанными им Ракетными войсками стратегического назначения.
В 2011 году в Москве вышел сборник «Экстремальные состояния Льва Альтшулера» (Лев Владимирович Альтшулер – один из основателей динамической физики высоких давлений, основанной на изучении поведения вещества в мощных ударных волнах при экстремально высоких давлениях и температурах; результаты его исследований были использованы при создании первой отечественной бомбы, испытанной в 1949 году). Сын Альтшулера, известный физик и правозащитник Борис Альтшулер, предоставил нам распечатку Приложения к этой книге; в них оказалась и его собственная статья, из которой мы даём фрагмент, имеющий касательство к академику А. Д. Сахарову и попутно к М. И. Неделину.
«…Отец вспоминал произнесённые в торжественной обстановке слова заместителя [ядерного] объекта [Арзамас-16] В. И. Алфёрова: «Настанет день, и наши ракеты с ядерными боеголовками поднимутся в воздух и поразят врага в его логове – в Соединённых Штатах Америки». А вспоминал он это для иллюстрации той мысли, что далеко не только оборонные задачи ставило перед собой руководство, получившее в руки создаваемые учёными оружие. Для Сахарова постепенное осознание всей этой ситуации началось ещё в ноябре 1955 года – с его известного конфликта с военным руководителем испытаний М. И. Неделиным на банкете в честь успешного испытания двухступенчатого термоядерного заряда, принцип устройства которого позволял получать бомбы неограниченной мощности. Как вспоминает отец, после этого испытания Курчатов, потрясённый ужасающей мощью взрыва, произнёс свои знаменитые слова: «Теперь война невозможна. На корпусе каждой водородной бомбы следует нарисовать голубя мира».

Окончание следует.
На фото – А. Д. Сахаров.


олень

ОСВОБОДИТЕЛЬ ПОСЁЛКА ЗИМОВНИКИ

…Тяжелейший 1942 год. Враг у стен Москвы и Ленинграда, захватил Харьков и Крым, рвётся к Сталинграду и на Кавказ. От станицы Пролетарской до железнодорожной станции Котельниково – вот полоса обороны 51‑й армии. Стрелковая дивизия по уставу должна оборонять фронт протяжённостью пять километров. Пять дивизий 51‑й армии, потрёпанные в предыдущих боях, имеющие численность менее полка каждая, пытаются удерживать немецкие части в полосе почти в двести километров. Немецкие соединения технически хорошо оснащены, мобильны и, как тараканы, расползаются по всей территории…
По многим причинам дивизии 51‑й армии не смогли удержать свои рубежи, и командиры дивизий, 302‑й – полковник М. К. Зубков и 91‑й – полковник Е. Ф. Макарчук, были освобождены от исполнения обязанностей и состояли в распоряжении штаба армии. Несколькими днями позже их назначат командирами сводных армейских отрядов для сдерживания продвижения частей немецкого 52‑го армейского корпуса.
Читайте статью А. Бочарова "СУДЬБА ЗАЩИТНИКА ОТЕЧЕСТВА".

олень

РОСТОВСКИЕ МАЛЬЧИШКИ ВОЕННОЙ ПОРЫ

Пётр Александрович Молявко-Высоцкий (1928–1976) был замечательным рассказчиком, но о войне говорил мало и сдержанно. Ушёл отец из жизни рано, не дожив до сорока восьми лет. После его кончины Александр Алексеевич Кондратович записал для нас с мамой воспоминания о ростовском детстве и юности. Спустя три десятилетия Юрий Гаврилович Щербаков прислал мне свою книгу о годах, проведённых в военном Ростове. В память о встречах ростовчан в Москве у меня сохранилась шутливая фотография 1976 года: (слева направо) капитан 1-го ранга А. А. Кондратович, доктор физико-математических наук Г. М. Никольский, инженер-полковник П. А. Молявко-Высоцкий...
Читайте статью Елены Высоцкой "Ростовские мальчишки военной поры".

капитан 1-го ранга А. А. Кондратович, доктор физико-математических наук Г. М. Никольский, инженер-полковник П. А. Молявко-Высоцкий

Эмиль Сокольский

Спасители Зернограда (2)

Ещё один отрывок из книги В. Зайдинера и С. Ковынёвой «Зерноград и зерноградцы» о событиях июля 1942-го (в сокращении).
«Большую роль в спасении состава с боеприпасами, в спасении железнодорожной станции и самого города сыграл дежурный по станции Рудольф Иванович Пиотровский. Это он в тревожные минуты налёта немецких самолётов не растерялся, срочно вызывал паровоз с соседней станции Кагальник, и состав с авиабомбами сумел покинуть опаснейший участок. Самое деятельное спасение  станции Верблюд , в срочной отправке состава  с боеприпасами в район станции Кагальник принял и почётный железнодорожник, один из первостроителей Зернограда Дмитрий Иосифович Далуда.
2 августа 2000 года  в канун Дня железнодорожника на здании вокзала была открыта памятная доска». (см. предыдущий пост).

Эмиль Сокольский

Чёрный Яр

«Господа! Закрывайте двери! Мошка! Комары! И пр.» – висит объявление на двери черноярского краеведческого музея, созданного в здании Присутственных мест краеведом Н. И. Матюшковым. Предметы быта казаков, купеческие товары, коллекция самоваров, вынесенные Волгой на берег древние морские ракушки, кости тура и мамонта... И – стенд, посвящённый Степану Разину.
31 мая 1667 года разинский отряд (полторы тысячи человек) высадился на узком берегу под высоким крутым обрывом – у крепости Чёрный Яр. Их ждали. Гарнизон и более тысячи человек конницы и пехоты готовы были отразить нападение атамана и закрыть ему путь к Каспию.
Собственно, для того и построили сорок лет назад крепость Черный Острог, или Черный Яр: отражать нападения калмыцких кочевников и казачьей вольницы на проходившие по Волге купеческие караваны. С восьми башен и четырех караулок хорошо обозревались голые степи. Огорчало одно: Волга упрямо разрушала отвесные кручи, из-за чего городок приходилось время от времени переносить.
Сражения не состоялось. Атаманский отряд изготовился идти на приступ и... погрузился обратно на свои сорок пять судов. Царское войско поджидало его у крепостных ворот – а разинцы уже покидали Чёрный Яр.
Победила разинская армия и на другой раз, три года спустя, когда, выйдя с Дона на Волгу, она вновь направлялась к Астрахани. Пять тысяч стрельцов, которыми командовал князь Семён Львов, вместо того, чтобы сразиться с Разиным, торжественно перешли на сторону восставших. На пути к Астрахани, как и прежде, преград Разину больше не было.
А вот Емельяну Пугачёву под Чёрным Яром не повезло. В августе 1774-го здесь его армию разбили войска генерала Михельсона. Атаман бежал, переправившись на другой берег.
…Казачья станица Черноярская (с 1698 года по указу Петра I городской гарнизон записали в новое военное сословие – казачество) впоследствии стала уездным городком, где перебывали свыше пяти десятка политических ссыльных, в их числе Н. Г. Чернышевский. Теперь Чёрный Яр – обсаженный вязами тихий райцентр Астраханской области, в котором радуют глаз то тут, то там добротные каменные дома – столичные образцы классицизма, возведенные ещё при астраханском губернаторе В.Н. Татищеве.
Чтобы увидеть старейший памятник Чёрного Яра – возведённую на рубеже XVIII–XIX веков церковь Петра и Павла, нужно идти на окраину. Улица приводит на кладбище с несколькими старинными надгробиями; и церковь, приземистая, с грушевидными куполом и колокольней, придаёт ему какой-то сокровенный, высший смысл.
Церковь от обрыва отделяет участок в десяток метров, поросший лебедой. У края, словно театральная декорация, – скамеечка. А за обрывом, как в пропасти, широкая Волга. Как заглянуть за край обрыва, чтобы увидеть узкий песчаный бережок под нависшими пластами глины? Подходить опасно. Разве только если осторожно подползти…



Collapse )
Эмиль Сокольский

Красноармейская, 97

Пишет поэт из Ставрополя, автор книги «А где здесь наши?» (Москва, «Воймега», 2013) Станислав Ливинский:

ТО САМОЕ МЕСТО

Именно здесь и произошло всё то, что описано в «Снежинке».
Ростов. Улица Красноармейская, 97. В/ч 54374 (такой номер она носила тогда).
Два года, проведённые за этим забором, за исключением пары месяцев – учения и разного рода командировки. Справа – здание казарм (ещё царских), правда, в 1991 – 1993 они выглядели естественно – цвета красного кирпича. Теперь, как видите, их покрасили в жёлтый. Мои два окна – третье и четвёртое с краю на последнем этаже. Второй взвод, стрелковая рота. Кирпичный забор в левом нижнем углу – сколько через него было совершено самоходов, только в те годы на нём ещё возвышалась металлическая решётка, затрудняющая процесс приобщения к свободе. Дальше – клуб, а за казармами тот самый плац, на котором тот самый мальчик ...
В общем, до оторопи, до слёз…

Снежинка

I
Как будто это было не со мной
(и было ль вообще на самом деле),
но армия мне снится до сих пор.
Забор кирпичный, царские казармы,
под крышей надпись – тыща девятьсот
шестой. А на дворе двадцатый век
последние донашивал шинели.
Огромный плац и сотни человек.
И первый снег идёт, как новобранец,
не в ногу, но ему никто не крикнет:
– А ну-ка там, салага, шире шаг!

Мы на плацу стоим и замерзаем –
солдатики, онижеещёдети.
Передо мной дрожит какой-то мальчик:
смешной затылок, девичья фигура.
Я вижу эти маленькие плечи.
Я помню, как ему одна снежинка
упала прямо в дуло автомата.
Зачем-то я запомнил этот день.

II
Я помню старшину. Сто раз на дню
он вспоминал фамилию мою,
орал, как сука, вечно надрывался,
что для меня давным-давно она –
пустое слово, бывшая жена.
Я б на неё теперь не отозвался.

Простой сюжет. А дальше – настежь дверь,
на стол положат, кто-нибудь да всхлипнет.
Смеяться будешь – прапорщица-смерть
нас так же по фамилии окрикнет.

III
Я помню – старшина по воскресеньям
водил нас в баню, как на водопой.
Вот зрелище. Я про него сказал бы,
что это тот ещё соцреализм.
И мне казалось – в общей наготе
беспомощность была и обречённость.
Наверное, в чистилище теперь
такой же пар, такие же отсеки,
такой же невозможный синий кафель.

Я помню – доставали из петли
мы в этой бане год спустя мальчишку,
солдатика с той самою снежинкой.
Как он лежал на каменном полу
и принимал мужские очертанья,
и кто-то слишком мрачно пошутил,
что парень неудачно дембельнулся.

Его я помню очень хорошо,
хотя его лица совсем не помню.
Смешной затылок, девичья фигура.
Совсем ещё ребёнок, бедный мальчик,
а за спиною чёрный автомат
и маленькая белая снежинка.
2011