Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Эмиль Сокольский

Квартал-сад

Целый квартал по улице Пушкинской занимает комплекс двух- и трёхэтажных зданий с выразительными ризалитами (выступающими за основную линию фасада частями во всю их высоту) и балконами. Есть ли нечто подобное в других городах? Архитектор Л. Ф. Эберг тщательно продумал композицию этой застройки 1925 года: дома по-петербургски идёт непрерывной чередой, а внутри квартала создана довольно обширная «дворовая» территория.
Историку ростовской архитектуры А. Г. Токареву удалось обнаружить в архивных документах, что этот квартал «Трамвайщиков» (название строительной организации) упоминается и как «квартал-сад».



Collapse )
Эмиль Сокольский

Немецкие черты города Миллерово

Новая публикация в блоге Донской государственной публичной библиотеки «Дон со всех сторон».

Город Миллерово, что на севере Ростовской области, архитектурными приметами не знаменит; столь далеко ехать, чтобы просто с ним познакомиться, вроде и смысла нет. Это, конечно, не так, смысл есть, и хорошо, если случай позволит провести здесь хотя бы два-три часа.
Впервые такая возможность у меня появилась поздней осенью 2014 года. В городе проходила конференция «Обществу “Миллеровский краевед”– 10 лет», самое живое участие в создании которого принимал Виктор Алексеевич Ващенко из ближней слободы Никольской; в его доме я не раз находил приют.
И вот Миллерово; до маршрутки в слободу – около часа; можно погулять. И что интересного открылось беглому взгляду? Здание в стиле конструктивизма; какой-то чужеземный двухэтажный особняк со стрельчатыми окнами – образец модерна в готическом духе; белый домик с синими ставнями, где останавливался Шолохов. Вроде больше и ничего…
Стемнело, нужно было идти к автостанции.. Маршрутка до Никольской плыла среди сосновых лесов при выключенном свете как субмарина. Остановка в слободе; тьма кромешная; «Вам куда?» – спрашивает незнакомца женщина с двумя сумками. – «Мне на южный край». –  «Не торопитесь, – останавливает, – сейчас мой муж на мотоблоке подъедет, а то замёрзнете, пока дойдёте». И точно: рокот мотора. «Надень голову», – предупреждает меня мужчина. «Капюшон», – уточняет женщина (как оказалось – школьная учительница и библиотекарь). Трясёмся по песчаной улице на южный край слободы, где меня и встречают добрые хозяева – Виктор Алексеевич и его жена Тамара Григорьевна.
Наутро выезжаем в город. Зал Дворца культуры – полон! Присутствовали главы всех сельских поселений района. Выступления людей, причастных к изучению истории района, перемежались концертными номерами (женский хор, детский танцевальный коллектив и прочие артисты). Я заинтересовался: кто эти подвижники краеведения, эти обаятельные крупнолицые мужики почтенных лет? Кто помогал и помогает разыскивать воинские захоронения, устанавливать имена погибших? Кто надоедает администрации: пора устроить в городе Аллею героев, соорудить и поставить в местах, где в старину проходил почтовый тракт, верстовые столбы? Кто создавал исторические летописи районных поселений? Оказалось – в основном, бывшие руководители сельских хозяйств, административные работники, комсомольские и партийные активисты с крепкой «идейной» и рабочей закваской. Да, были у нас и такие настоящие люди, которых интересовало не только восхождение по карьерной лестнице!
После конференции уже можно было внимательней всмотреться в город, о котором в рассказе «В родном углу» писал Константин Андреевич Тренёв: «От вокзала едем кривыми улицами грязного торгового посёлка. Мимо мелких лавочников выезжаем на базарную площадь с громадными лужами, в которые смотрятся пятиглавая церковь и пятиэтажная мельница Американка… Вокзал, почтовая станция да 2–3 домика. Кругом степь, а за рекой, которую переходили без моста, вброд, и которая из-за этого названа Глубокая, видны были красная и зелёная крыши двух помещичьих домов братьев Миллер с рассыпанным по холму бедным хуторком».
Датой рождения поселения принято считать 14 февраля 1786 года, когда согласно Императорскому указу войсковой старшина Иван Абрамович Миллер основал имение у реки Глубокой, не думая не гадая, что к 215-й годовщине города ему поставят памятный знак в самом центре! На церемонию открытия специально приезжала из Германии прапраправнучка Миллера – Ксения Михайловна (она ушла из жизни в 2020 году).
Неподалёку от памятника – дом с мемориальной доской: в нём прошли детские и юношеские годы Героя Советского Союза Александра Николаевича Ефимова, который за время Великой Отечественной войны на штурмовике Ил-2 уничтожил восемьдесят пять вражеских самолётов на аэродромах (высшее достижение среди советских лётчиков всех родов авиации!). В 1975-м Ефимов стал маршалом; с декабря 1984-го по июль 1990-го занимал должность Главнокомандующего Военно-воздушными силами и заместителя министра обороны СССР. Ушёл из жизни летом 2012-го, на девяностом году жизни, его последний приют – Новодевичье кладбище.
А вот, на той стороне речки Глубокой, и тот самый дом, где останавливался Шолохов по пути из Вёшенской в Москву, – дом Тихона Логачёва, который занимался партийной и государственной работой в городе, служил председателем Вёшенского райисполкома.
В книге Елены Кузьменко «Мой город Миллерово», изданной в Ростове в 2004 году, я прочитал, что одна из улиц «называлась Немецкой: жили там в основном немцы, владевшие промышленными предприятиями (ныне улица Максима Горького). Она была вымощена камнем и освещалась электричеством. Недалеко от завода и мельниц Де-Фера на этой же улице были построены 4 двухэтажных дома под жильё для рабочих. Три из них до сих пор служат людям».
Точно, их на улице три, выглядят они весьма старообразно; какая-то в этом простеньком архитектурном исполнении есть привлекательная, заграничная аккуратность… А напротив стены Миллеровского завода металлургического оборудования, в глубине двора, высится могучее здание мелькомбината; три его первых этажа – несомненно постройки начала века. В 1904 году в Миллерове – тогда ещё посёлке – стал работать чугунно-плавильный завод, оборудованный нефтяным, паровым двигателями и токарными станками; им владели немцы Корней Яковлевич Мартенс, Корнелий Абрамович Де-Фер и Василий Исаакович Дик. Завод производил земледельческие машины; впоследствии его преобразован в машиностроительный; а сегодня он называется заводом металлургического оборудования имени П. Ф. Гаврилова. В том же году заработали кирпичный и черепичный. По логике, несколько сохранившихся до наших дней крепких домов из жжёного кирпича тогда и были выстроены, и тоже предназначались рабочим.
В заречной части города есть ещё несколько достопамятностей.
При слове «мезонин» сразу представляется север, Средняя Россия, рассказ Чехова «Дом с мезонином», написанный в калужской усадебке; но и у нас редко, но встречаются дома с мезонинами, столь распространённые с XIX века. Среди старых домов в том же, «немецком» районе, особняком стоит длинное и широкое строение со стрельчатыми окнами; миллеровцы его называют кирхой, но судя по протяжённости здания (оно занимает почти целый квартал), в нём располагалось училище для лютеран.
На сайте «Путеводитель по России» (страничка о городе Миллерово) упомянуты краеведческий музей, музей милиции, памятник Шолохову… Но удивительно: ни слова о диковине в псевдоготическом стиле, что близ железнодорожной станции. А ведь пройти мимо, не остановившись с удивлением, невозможно. С 1897 года здесь работал бывший коммерческий клуб; в советское время действовала столовая. Новое назначение этого, пожалуй, самого красивого миллеровского дома – банк и ресторан...
А что сказать о речке Глубокой? Увы, она не только заросла: она захламлена. Но ведь река –  должна украшать город; что такое город без реки? И неужели никого здесь это не волнует?..
Много фотографий – см.: http://10.0.40.9/blog/don-so-vsekh-storon/puteshestviya-po-rodnomu-krayu/gorod-s-nemetskimi-chertami/?lang=ru

Эмиль Сокольский

Хутор Сусат и его церкви

Хутор Сусатский некогда был приписан к Раздорской; от окружной станицы Константиновской его отделяли 42 версты, от почтовой станции. которая находилась в хуторе Крымском – 28. К началу ХХ века в нём стояло около двухсот дворов. История хутора, возможно, представлялась бы заурядной, если бы не его церкви.
О хуторе и церквях рассказывает новая публикация в «Донском временнике»:
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m8/2/art.aspx?art_id=1782

Эмиль Сокольский

В глубь Цукеровой Балки

Хутор Цукерова Балка раньше относился к Ростовскому округу Войска Донского (с 1924-го по 1930 год округ именовался Донским). И хотя это поселение давно уже в составе Кущёвского района Краснодарского края, от Ростовской области оно далеко не «ушло»: находится у южной её границы, заявляя о себе дорожным указателем.
Об этом хуторе и существовавшем в нём монастыре – читайте здесь:
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m8/2/art.aspx?art_id=1781

Эмиль Сокольский

И так хорошо!

В центре Семикаракорска в 2010-м, всего за год, на месте разрушенного в 1960-е годы храма построили церковь-часовню Пресвятой Богородицы «Всех скорбящих радость». Тогда же, в 2010 году, и прошло первое богослужение. Возвести новый храм на месте – идея главы Семикаракорского района В.Н. Талалаева. Архитектор – уроженец Константиновска Владимир Подосиников.
Сообщалось о намерении построить колокольню, но прошло десять лет – колокольни не видать. Может, часовне она попросту не нужна?

Эмиль Сокольский

Уцелевший

Старинная казачья станица Семикараскорская уже с 1972 года в статусе города, но станичная атмосфера у неё всё равно сохранилась: одноэтажные улицы, набережная Старого Дона… Но вот куреней увидишь здесь мало, поэтому – каждому радуешься, как уцелевшему чуду – пусть и без «галдареи»…

Эмиль Сокольский

Балконы «социалистического классицизма»

Гуляя по Азову и приглядываясь к домам, вдруг понимаешь: не только дореволюционные постройки привлекают внимание, но и некоторые «сталинские» постройки. Они, конечно, типовые, во многих городах такое есть, но декоративными балконами не налюбуешься! Они, как правило, маленькие, изящные, и служат не столько для удобства хозяев, а для украшения.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Домик на улице Грекова

Новочеркасск – город, таящий архитектурные сюрпризы. Многие ли гости города прогуливались по улицам. что примыкают к склонам, уводящим в долину реки Тузлов?
Вот чудесный одноэтажный домик на улице Грекова в шесть окон. Да это не домик – это целая городская усадьба! Вход в дом выделен двумя пилястрами, и есть ещё пилоны ворот.



Эмиль Сокольский

Взгляд на бессергеневский храм

Церковь в станице Бессергеневской посвящена святому Алексию, митрополиту московскому. Построена она была в 1882 году. Высокие тяжёлые стены, толстый четырёхгранный барабан со скошенными углами и приплюснутым куполом (завершается её реставрация), вырастающая из паперти двухъярусная колокольня с коническим завершением, лёгкий фронтон, апсида, полукруглые скуповатые окошки, обведённые белыми наличниками.. Церковь выглядела бы, пожалуй, слишком серьёзно и даже хмуро, если бы не лёгкие белые полукружия, оживляющие стены.
Миновала революция, закрыли в 30-е годы церковь в соседней станице Заплавской, а Бессергеневский храм всё работал. Задумывали активисты прикрыть и  его, да церковный староста поехал к начальству, добился, чтобы оставили храм в покое.
Несколько лет назад у церкви разбили небольшой парк. Вот его и не хватало для теплоты картины!

Эмиль Сокольский

Дом с портиком

В станице Бессергеневской, где сохранилось несколько образцовых куреней, есть примечательное здание, напоминающие усадебные постройки в стиле классицизма: оно напротив сквера, что примыкает к церкви Алексия, митрополита Московского. Правильной формы прямоугольник, четырёхколонный портик; вот слишком уж простые по форме капители этого портика и наталкивают на подозрение, что здание было возведено приблизительно на рубеже XIX – XX веков, в эпоху эклектики. Старые станичники говорят, что здесь находился жилой дом и рядом – лавка торговца Шолохова (однофамильца, а, может быть, дальнего родственника вёшенца?). Долгое время они выглядели уныло, как заброшенные сараи. Но несколько лет назад закипела работа: дом стали приводить в приличный вид. Кто же оценил по достоинству эту старую архитектуру?
Ответ дал настоятель Алексеевской церкви отец Андрей: дом приглянулся атаману Всевеликого Войска Донского Николаю Ивановичу Козицыну; здесь нечто вроде его дачи. Правда, бывает он в Бессергеневской редко; может, со временем станет появляться почаще…