Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Эмиль Сокольский

Был знак свыше

Трёхпрестольная церковь во имя св.Николая появилась в Аюте в 1903 году. Хотя хутор был совсем мал, но к устройству церкви отнеслись серьёзно: в её подворье, окружённое металлической оградой, входили дом священника, дом псаломщика, караулка, подвальные помещения, конюшни и фруктовый сад. В хуторе основали две церковно-приходских школы, женскую и мужскую.
Церковь продолжала работать приблизительно до 1934 года. После войны – и кувалдами колхозными били в неё, трактора пригоняли, краны, всё напрасно. И взорвать нельзя: пострадали бы соседние дома. Стянув кое-как купола, колхоз придумал: будет клуб! Там, где стоял иконостас, устроили сцену, протянули экран. Амфитеатром поднялся зрительный зал. Премьера кинопросмотра проходила торжественно; на первом месте восседал довольный председатель.
– А дальше случилось вот что, – рассказывал помощник председателя приходского совета. – Фильм кончился, включили свет, все встают – а председатель не двигается: умер! Такое происшествие – разве не знак свыше? Всё ж церковь это, а не клуб, и стали строить клуб, рядом, на углу. Заложили фундамент, а дальше – денег нет: дорого что церковь ломать, что новое здание строить. В 1957 году к храму сделали большую пристройку, для зала заседаний.
В 1991 году здание вернули церкви. На следующий год старушки поехали к шахтинскому благочинному просить: дайте батюшку! Реконструкцией здания занимались сезонные рабочие-армяне, жаловались: не можем спать под церковной крышей, сон не идёт…
А сегодня церковь стоит с пятью куполами, которые в 2012 году освятил Преосвященнейший епископ Игнатий! Они хорошо видны с трассы «Дон».

Эмиль Сокольский

Первый хуторской знак

Если ехать по старой дороге на Новочеркасск – после Аксая начинается долгий крутой спуск в низину. Это Большой Лог, давший название хутору, разбитому во второй половине XVIII века по обе стороны балки. Жила в нём знать, жили и простые труженики, которые занимались огородами и ловлей рыбы в речке Аксай. Сегодняшний облик хутора не имеет ничего общего со стариной; все его одноэтажные кирпичные дома – новы и похожи друг на друга. Застройка очень тесная, и погулять-то негде. И всё-таки есть смысл пройтись по этому хутору.
Итак, автодорога спускается в балку. Направо – путь в Старочеркасскую, налево – в глубину хутора и далее на гору: это новочеркасское направление.
Но сначала можно подойти к церквушке: её синий колпак с золотистым куполом виден издалека.
Часовню в Большом Логе давным-давно разрушили, и как разросшемуся хутору жить без Божьего дома?
Осенью 1998 года здесь был основан Свято-Спасский приход; общину зарегистрировали через два года. Богослужения проводились в здании библиотеки; к концу года его переоборудовали, устроили алтарь, поставили иконостас. После проводились реставрационные работы, в 2000-м появился купол. Трапезную (бывшее административное здание) переоборудовали в воскресную школу.
Архитектурной ценности строение церкви не представляет, но его купольное завершение радует глаз как живая доминанта, «собирающая» к себе центральную часть Большого Лога.
Маленькая прогулка по хутору на этом не окончена.

Эмиль Сокольский

Храм в новом городе

Если ехать по проспекту Шолохова от Старого автовокзала в сторону Аксая, можно справа по ходу движения транспорта заметить указатель на храм св. Илии. Что это за храм, о котором ранее ничего не было слышно, и почему так необходим указатель на него?
Наверное, это сделано потому, что километрах в двух отсюда (нужно сначала пройти или проехать по улице Тихорецкой и повернуть на Горсоветскую – в которую Тихорецкая и вливается) – через километра два среди частного сектора микрорайона Берберовка вдруг возникнут 16-тиэтажки. Это - жилой комплекс Новый город; его называют перспективным, налажено автобусное сообщение.
Здесь, слева от проезжей дороги, за охраняемой автостоянкой, спрятался маленький, низенький, облицованный плиткой храм св. пророка Илии,
Приходная жизнь здесь затеплилась в 2016 году, богослужения совершались в вагончике, а в конце лета следующего года строительство церкви было окончено. Она стоит в сторонке на краю бывшего пустыря, не подавляемая высотными домами.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Курень в Каменоломнях

Это – разновидность традиционного куреня; но почему – в посёлке Каменоломни, среди относительно новых домов частного сектора? Ведь это строение не могло быть построено давно.
Объяснение, скорее всего, такое. Курень был возведён в каком-то не особо удалённом хуторе – а потом был разобран перевезён сюда вместе с семьёй, которая в нём жила и переселилась в этот посёлок.

Эмиль Сокольский

Мемориал в Заречном (2)

В официальных источниках упоминается главный архитектор Октябрьского района Михаил Протасов как имевший отношение к мемориалу Сейрана Тадевосяна. Надо полагать, что именно он причастен к строительству храма-часовни в честь святого пророка Самуила, выполненной в традициях православной архитектуры, с пятью золотыми куполами. Расписана она вполне профессионально, изображает библейские сюжеты; в ликах узнаются родственники Тадевосяна. Храм освящён, приписан к Шахтинскому благочинию Ростовской епархии; в нём проводятся богослужения.
Место, выбранное для мемориала, одновременно представляет собой и видовую площадку; с неё широко открывается посёлок Каменоломни. И узнаётся дом Тадевосянов, похожий на заморскую виллу.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Мемориал в Заречном

Если ехать в Ростов со стороны города Шахты – на машине ли, на электричке, – то справа можно увидеть на террасе высоком холма нечто, похожее на небольшой монастырь: церковь и какие-то строения, растянутые по этой террасе.
Это не монастырь, это мемориал, созданный Сейраном Сандроевичем Тадевосяном. На его средства.
Здесь, в хуторе Заречном, уже много лет располагается кладбище посёлка Каменоломни; слева от этого кладбища громоздилась мусорная свалка. Мемориал – именно на месте бывшей свалки.
Уроженец Армении, Тадевосян с семьёй переселился на Дон. Отсюда пошёл в армию, здесь работал в совхозе, получил два высших образования, был избран депутатом Собрания депутатов Октябрьского района Ростовской области. Помогал малоимущим, ветеранам, дому престарелых, детскому приюту. Нашёл работу и своим родственникам. А после безвременной смерти брата Самвела принял решение перевезти сюда прах родителей и устроить родовое захоронение.
Выстроил храм в честь святого пророка Самуила, выложил гранитными плитами мемориал, возвёл отвесную опорную стену, на которой изображены портреты родителей и брата. Проложил асфальтированную дорогу, устроил стоянку.
Это было главное, но ещё не всё.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Расписной гараж

Одно из проявлений уродств в городе – это гаражи. Кое-откуда их начали убирать: например, исчез «гаражный ансамбль» с улицы Каяни, потихоньку стали вывозиться гаражи с Дачного посёлка… Но вот какая приятная картина: в Нахичевани, на 26-й линии, глаз, скользя по уличному фасаду, вдруг видит гараж, – но это чудо-гараж! И он сам, и прилегающие к нему дворовые пристройки разрисованы романтическими сюжетами! Этакий лубок неизвестного «мастера кисти». Гараж органично и даже нарядно вписывается в уличную застройку.
Умеют же люди!

Эмиль Сокольский

Таганрогский богач

В скором времени мы опубликуем здесь ссылку на отрывки из небольшой книги «По Чёрному морю: Очерки и картинки» (Санкт-Петербург, 1891), размещённые на сайте «Донского временника». Её автор – журналист, беллетрист, этнограф и путешественник, сотрудник газеты «Новое время» Николай Николаевич Лендер.
Вот фрагмент.

«В былое время в Таганроге текла широкая жизнь; среди местного населения были свои Крезы – миллионеры  из греков; имена их живут до сих пор в памяти старожилов. Кому в Таганроге не известны колоссальные богатства покойного Алфераки, весьма популярного в  шестидесятых годах, ведшего большое хлебно-торговое дело и кроме того занимавшего несколькие видные должности. Дом покойного Алфераки – немой свидетель этого прошлого. Я был в этом доме. Это не дом, а дворец с великолепным барским входом, с чудною залою для балов. Лет тридцать тому назад здесь гремели ещё звуки музыки и веселились гости этого тароватого радушием и хлебосольством хозяина. Апартаменты Алфераки поражают величественной архитектурой, пышной отделкой, тонкой художественной живописью на потолках и прочими затеями широкого барства. Какая жизнь текло в этих залах!, сколько блеска и довольства разливали кругом эти магические миллионы, думается вам. когда величавая стройность архитектуры  и строгое изящество убранства ласкают ваш взор. И всё это в прошлом!.. «Где стол был яств», припоминается фраза поэта… С недавнего времени дом-дворец Алфераки утилизирован  для современных практических целей – в них приютился местный коммерческий клуб; по вечерам обычные заседания за зелёными столами, в саду гремит музыка, шныряют буфетные человеки…»

Эмиль Сокольский

Возродившийся храм

Итак, возвращаясь к разговору о Троицком храме в хуторе Волченском (https://donvrem.livejournal.com/477239.html).
3 сентября 2008 года были установлены кресты на куполах, а через два года – и колокола.
13 сентября следующего года отец Павел провел праздничную литургию; полным ходом пошла реставрация, благоустройство интерьера.
И вот что нам, группе путешественников по Каменскому району, открылось тёплым июльским вечером 2019 года.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Попытки восстановления храма в Волченском

В 1885 году в хуторе Волченский, что под Каменском, заложили храм Святой Троицы, и через семь лет построили. И стоит он до сих пор, странный, экзотический, неожиданный для казачьего Дона — будто работали над ним мастера с греческого Афона.
Закрыли церковь в 38-м, а открыли при немцах (хутор оккупировали в июле 42-го, освободили 13 февраля 43-го). А снова закрыли в 1961-м: предлог – по одной версии, неуплата налога. По другой – старушки писали на батюшку кляузы: что-то не поделили священник и хуторской совет; и будто батюшка пел церковные песни под баян, и это вызывало возмущение у прихожан.
Одним словом, в здании устроили зерносклад. А когда пошли разговоры о восстановлении, колхоз «Победа» и помогал выбирать оттуда мусор и вывозил всякий хлам. Собрали деньги (помогли бизнесмены и фермеры), за дело взялся заезжий энтузиаст, кое-что закупил… и исчез.
В 2003 году снова собрались в клубе на сход, подобрали инициативную группу, десять человек, снова стали понемногу собирать деньги.
Появился  счёт в банке, и батюшку нашли, который согласился жить при храме. Но снова возникли какие-то непонятные трудности, и дело заглохло. Чтобы понять в чём дело, следовало съездить в этот Волченский; да поездка всё откладывалась и откладывалась.
И лишь в начале лета 2019 года, по случайному стечению обстоятельств, мне удалось навестить Волченский; об этом чуть позже.