Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

Эмиль Сокольский

Вилла-ресторан

Приморский парк в Цимлянске в течение нескольких десятилетий выглядел плачевно: заросли, сорняки; глаз радовала только центральная аллея к ротонде, украшенная цветниками. Несколько лет назад парк понемногу стали приводить в порядок; убрали заросли, покосили сорную траву, продолжили несколько дорожек. Но всё это лишь малая капля. Отойдешь от парадной его части, и увидишь всё те же заросли, полуразрушенные строения... Территория парка значительно сузилась: к ней придвинулись дачи. На декоративную металлическую ограду, поставленную в 50-е годы, больно смотреть, но то особый разговор... Два года назад мы писали: «Если идти от колоннады к ротонде, слева привлечёт внимание строящееся здание, напоминающее заморскую виллу, и скульптуры «под Древнюю Грецию». Что это будет? Какой-то развлекательный центр? Вилла смотрит прямо на водохранилище, не место, а загляденье! Подождём, узнаем...»
Узнали: это ресторанный комплекс «Империал», директор которого – депутат Волгодонской городской думы Сергей Васильченко. В меню – блюда европейской кухни. Кто-то ругает качество блюд, кто-то вполне доволен.
Есть отличная детская комната, проводятся мастер-классы по приготовлению блюд; для приехавших на своих машинах – прекрасная парковка.
Оправдает ли себя это заведение с богатыми интерьером? Цимлянск ведь город тихий, и лишь летом заметно в нём некоторое оживление…

Эмиль Сокольский

Пока ещё можно встречаться

В новом центре Цимлянска кафе больше нет: закрылось. В старом центре пока ещё работают три кафе; но если приедешь в выходные дни, уткнёшься в закрытые двери.
Одно из этих трёх кафе,. самое простенькое на вид,  – «Встреча», – типичный советский общепит; работают в нём сейчас только две женщины: начальница и повар. Вкусные домашние борщи с обилием овощей; никакой самый вкусный борщ в частном кафе по вкусу с этими борщами не сравнится. Не сравнится и по цене: борщ во «Встрече» стоит 35 рублей (ну и надо добавить: второе – пюре или макароны с двумя настоящими домашними котлетами и обязательным капустно-морковным салатиком на краю тарелки – 70; возможны какие-то незначительные ценовые вариации).
Недавно в кафе был проведён серьёзный ремонт, интерьер обновили, и это кажется странным: ведь уже не один год «Встреча» – под угрозой закрытия. Неужели этой угрозы больше нет, раз уж вложили деньги?
«Не уверена, – говорил начальница. – Может, власти решили действительно улучшить вид кафе, а может – отремонтировали для того, чтобы потом отнять…»

Эмиль Сокольский

Волгодонская дольче вита

Вроде не маленький город – Волгодонск, а вот с общепитом проблема. Кафе-столовых и было-то немного, и сейчас и те единичные, что работали, закрылись. Вроде бы ситуацию спасло открытие «Принткафе» напротив железнодорожного и автовокзала (через дорогу), но оно этим летом (или часть лета) не работало; может, заработало сейчас?
И всё-таки удалось выяснить, что не всё так безнадёжно. Совсем рядом с автовокзалом (в сторону выезда на Ростов), на первом этаже многоэтажки из белого кирпича – кафе «La-Dolce-Vita». Оно открылось в канун 2019 года.
Удалось найти заметку об этом кафе-ресторане, автор – жительница Волгодонска Ирина Ковалёва. Написано с подъёмом, в «рекламном» ключе, но все слова – правда.
«Такого в нашем городе еще не было! Вкусная, яркая, аппетитная, дышащая ароматами национального колорита грузинская кухня пришла и в наш город. Теперь у волгодонцев и гостей города появилась шикарная возможность, не выезжая за пределы Волгодонска, отведать блюда настоящей грузинской кухни в авторском исполнении. Вы спросите: «Почему вдруг у грузинского ресторана итальянское название: "Дольче вита”? Да потому что итальянцы и грузины – два красивых, темпераментных народа, во многом похожие друг на друга. Тяга к прекрасному у них тоже в крови.
– С детства люблю готовить. Давно мечтала открыть свой ресторан. И вот мечта осуществилась, – рассказывает нам хозяйка «Дольче вита» Екатерина Табатадзе.
Здесь, на Морской, 25, ей удалось в короткий срок создать самобытное заведение (есть обеденный и банкетный залы), в котором она – хозяйка, дизайнер, шеф, в общем, главный творец. Наисвежайшие, с пылу с жару сочные горячие хинкали, огненный харчо, ароматные хачапури, пряное сациви, яркие праздничные пхали... Список можно продолжать. Пряные специи в сочетании с мясом, овощами и травами завоёвывают сердца многих людей.
Здесь можно выпить утреннюю чашку ароматного натурального кофе с вкуснейшими тортами или тающей во рту пахлавой.
Ну, и, конечно, высочайшая требовательность к качеству продуктов. Если мясо – только парное, если масло, то только отборное; свежайшая зелень, настоящие грузинские пряности – все от постоянных поставщиков, которые сами производят свою продукцию. Ничего второсортного, не свежего – только качественные блюда, приготовленные к приходу гостей.
Особая гордость заведения – кондитерские изделия: фирменный торт “Черепаха”, “Наполеон”, “Графские развалины”, “Птичье молоко” - все, что душе угодно».
А каковы цены? Их нельзя назвать низкими; например, тарелка харчо стоит 250 рублей. Но его много, и оно приготовлено по всем правилам.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Над цимлянским покоем

На сайте администрации Цимлянского района говорится о турбазе «Чайка»: «расположена на живописном берегу, занимает площадь в 8,5 га и представляет собой мини-городок со своей инфраструктурой, куда входят два стационарных трёхэтажных корпуса, летние домики типа “гармошки”, столовая, бар; два футбольных поля, волейбольная площадка, теннисные столы, бадминтон, бильярд; турбаза работает магазин».
За последние годы я не видел, чтоб столовая работала. Летние домики в большинстве своём разобраны.
Но на этот раз пообедать удалось : оказалось, столовая всё-таки работает, но пища готовится по предварительному заказу (например, заезд группы школьников, или спортсменов; самостоятельные гости – редки). Крохотный парк в некотором запустении (как и весь Цимлянск), но можно порадовался его продуманной композиции: мало того, что в нём, по примеру старинных усадебных парков, отвели место для широких полян, открывающих вид на Цимлянское море, – вдоль высокого обрыва протянулась тополиная аллея, а рядом соорудили столики из брёвен – прямо на виду у безбрежного синего разлива. Вот где, оказывается, нужно завтракать и ужинать!



Collapse )
Эмиль Сокольский

Незадача

В Новочеркасске есть чудесная недорогая столовая; она на Московской улице. Правда, приезжий может не догадаться, что на втором этаже находится именно это заведение. Разве слово «Кукуруза» способно подсказать?
Есть очень скромная столовая и близ проспекта Ермака (на улице Просвещения). И, как неожиданно выяснилось – на Пушкинской, в здании мелиоративного института. Огромный зал, раздача; всё, как в добрые старые советские времена.
Всё хорошо, кроме одного: картофельное пюре готовится, судя по его вязкости, из порошка!.
Но случилось взять пюре и в столовой на Московской – а оно тоже какое-то вязкое, как ненастоящее. Вот дела!..
Случайность?
Нет, пюре всё-таки там лучше не брать: а заменить его гречкой, макаронами… чем угодно.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Вкусный хлеб

Найти вкусный хлеб в Ростове непросто. Вкусный выпекает Каменск-Шахтинский, посёлок Тарасовский... И ещё в Батайске есть вкусный хлеб! Его выпекают там же, где и магазинчик, на улице Куйбышева, близ городского парка. В частном порядке! И, конечно, очень даже охотно разбирают!
Но жаль, регулярно в Батайск не наездишься!..



Эмиль Сокольский

Таганрогский борщ

«В Таганроге борщ — один из трёх китов местного гастрономического мироустройства, наравне с рыбой и баклажанной икрой. Борщ ели богатые и нищие, летом и зимой, в праздники и будни, на поминках и крестинах».
Полностью читать здесь:


https://life.ru/t/%D0%B5%D0%B4%D0%B0/972415/siekriety_taghanroghskogho_borshcha

Эмиль Сокольский

Об истории ростовского общепита

Продолжение – ростовская журналистка Юлия Быкова рассказывает:

К 1913 году клубная жизнь в Ростове станет более разнообразной. В районе станицы Гниловской открыт Азовский Донской яхт-клуб, в Думском проезде – Ростовский клуб «Лаун-теннис». На улице Дмитровской (ныне Шаумяна) действует Ростовский женский клуб. Самое богатое заведение — Ростовский коммерческий клуб – накануне первой мировой войны выстроит собственное 4-этажное здание (ныне Дом офицеров).
В те годы, при А. М. Байкове, самым многочисленным сословием в Ростове становятся представители малого бизнеса – мещане. Как с уважением отмечал «Одесский вестник», «мещане Ростова глядят хозяевами города».
Где же в то время перекусить было деловому человеку средней руки?
Популярностью пользовались «Ренсковые погреба» – как в те годы на Руси звались заведения питейной торговли. Впрочем, в Ростове название это не особо прижилось. У нас их называли «шашлычные». В те времена их названия были не менее звучными, чем теперь: «Зейтун», «Самсон», «Тифлис»… Многие значились под фамилией владельцев – шашлычные Карапетова, Саакова, Микиртумова…
В 1867 году в Ростове было: 271 питейный дом, 38 харчевен, 2 кондитерских и два буфета. К 1913 году с развитием транспортных артерий на Дону буфетов становится куда больше – на морской пристани и на вокзале, на пароходах «Волга», «Возрождение», «Ейск»… Открываются буфеты на ипподроме, и в театре Асмолова. Для городской бедноты работают две бесплатные столовые и чайная, устроенная при еврейском молитвенном доме, где даровым чаем пользуется до 900 человек — причем, как пишут в газетах того времени, «две трети из них – русский обычный люд».
Летом, как только на Ростов спускаются сумерки, на Большой Садовой начинаются большие гулянья. Нарядная публика спешит в сад «Палермо» (ныне район гостиницы «Дон-Плаза»), об открытии которого сообщает в 1892 году газета «Приазовский край»: «Ежедневные гулянья при роскошной обстановке и иллюминации. Оркестр бальной музыки. На открытой сцене рассказы из народного быта. В саду прекрасный буфет и кухня. Цены доступные. Принимаются заказы на букеты из собственной оранжереи». Здесь народ потчуют не только угощениями, но и зрелищами. «Артисты выступали интернациональные: от Клары де Воляй, в просторечии Мотьки Таракановой, до француженок из Бордо и немок из Риги», – пишет историк С. Швецов.
Можно, конечно, прокатиться на конке за 1,5 руб. до Нахичевани — там, в пяти верстах от Ростова, есть Армянский сад: «ресторан и небольшой оркестр музыки». Но главное место гуляния ростовцев — Городской сад (ныне парк им. Горького), подаренный городу еще в 1813 году тогдашним главой Я. Ященко.
«Цветники, бассейн с плавающими дикими птицами, кегельбан, молочная, кефирная и кофейная палатки» – такой набор удовольствий ожидал горожан при бесплатном входе. Здесь же размещались и сады Ростовских клубов – общественного и приказчиков, за посещение которых следовало платить 10 коп.
Веселье в тех местах шло с размахом! Не всем это по нраву.

Эмиль Сокольский

Об истории ростовского общепита

Ростовская журналистка Юлия Быкова пишет – а мы не хотим упускать:

Почти три года писала я (писала и писала, писала...) краткую историю ростовского общепита. Большую часть фактуру собрала из подшивок донских газет разных времён. Заметки публиковал ростовский журнал "Культ еды". Занавес упал, действие окончено. В интернете этих текстов нет (многих). Решила понемногу выставлять их здесь.
Итак, как сказал один хороший человек, поехали.
Гуляй, ростовский мещанин!
«Покорнейше просят господ членов клуба и гостей не разливать по полу пива и вина, напившись, во время танцев сюртуков и жилетов не снимать, а в случае завязавшейся драки новых стульев не ломать и пользоваться уже изломанными, которые хранятся за печкой».
О том, какие нравы и порядки ростовского «общепита» царили в дореволюционном Ростове.
Начнем путь с Большой Садовой. Ее расцвет начался в 60-е годы ХIХ века, когда городским главой стал 30-летний купец А. М. Байков. Через несколько лет здесь появились первые в городе керосиновые фонари, водопровод и конка. «Всюду роскошные магазины, многочисленные конторы, трёх-, четырёх- и даже пятиэтажные дома, и всюду постоянное оживленное движение большого торгового города» – описывал историк А. Ильин Большую Садовую.
Рестораны в то время располагались преимущественно при гостиницах – как самостоятельные организации они прижились в России ближе к концу века.
В доме Яблоковой (здание располагалось вблизи нынешней консерватории, разрушено в войну) была гостиница «Европа». Вот что её владельцы сообщали в рекламе: «Русские и иностранные газеты и журналы, электрическое освещение. Первоклассный ресторан. На кухню обращено особое внимание».
В доме Петровых (сгорел в 1911 году, на этом месте – здание с кафе «Золотой колос») купец Кузнецов содержит свой «Гранд-отель»: «Большой зал для ресторана, вина русских и иностранных лучших фирм, кулинарная часть образцовая».
Весь следующий квартал – что ни дом, то гостиница: «Лондон», «Сан-Ремо»,«Англия», «Большая Московская»… Впрочем, есть и рестораны, как отдельные заведения — «Балканский полуостров», «Кавказ», «Париж»…
На углу Б. Садовой и пр.Николаевского распахнул свои двери «ЯрЪ», где посетителей ждут «свежие доброкачественные продукты. Лучшая кухня, удовлетворяющая самым изысканным вкусам. Стильная отделка, роскошные кабинеты. Предупредительная и вежливая прислуга»

Продолжение следует


Эмиль Сокольский

Донской казак Борис Куликов

С огромным кожаным портфелем, в котором вперемежку с вялеными рыбцами, банками солёных огурцов лежали рукописи, донской казак Борис Куликов не входил, а врывался в Центральный Дом литераторов и, невзирая на столичных знаменитостей, ошарашивал стеснительную публику словами: «Посмотрите, кто пришёл!..» По-домашнему садился за столик и, хитро сощурив до лезвия клинка свои раскосые очи, поправлял кверху смоляные пики усов, облизывая полные губы, говорил: «Ну, за трапезу, Аршуня, пришла пора. Пьём, гуляем, вёдра починяем!»… И, сладко зажмурившись, опрокидывал стаканчик водочки как будто в бездонную гортань: «Хорошо пошла, чертовка!» Да, Боря Куликов был ни на кого не похож. Сам по себе, живя в станице Семикаракорской, он не признавал никаких условностей. И сразу вокруг него пишущий брат, глядя на избыток лирического здоровья, словно размагничивался и вёл себя по-иному, раскованно и смело. И впрямь: один раз живём на свете, чего же душе не дать разгуляться!

(Аршак Тер-Маркарьян, «Я так помню», Москва, 2008)