Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Эмиль Сокольский

Таможенник Александр Чехов

Александр Павлович Чехов (1855–1913) – прозаик, публицист, мемуарист. В 1882–1886 годы служил в Таганрогской, Санкт-Петербургской и Новороссийской таможнях. С 1886 года – профессиональный газетчик и беллетрист, штатный сотрудник газеты «Новое время». Печатался также в «Петербургской газете», «Осколках», «Историческом вестнике», «Кавказе», «Смоленском вестнике» и во многих других журналах и газетах. Писал под псевдонимами Агафопод Единицын, Алоэ, Гусев, Пан Халявский, с 1886 г. – А. Седой. Автор множества репортёрских заметок, очерков, публицистических и научно-популярных статей широкого тематического диапазона: от пожарного дела и фотографии до вопросов лечения алкоголизма и призрения душевнобольных. Как писатель сложился в 1880-е годы. Излюбленный жанр – рассказ или маленькая повесть, основной герой которых – мелкий чиновник или служащий, погруженный в бытовые заботы.
Об этом человеке подробно рассказывает Альберт Смирнов
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m15/4/art.aspx?art_id=1753


Эмиль Сокольский

Куда шёл Игорь?

Этим вопросом задаётся краевед из Морозовска Александр Матвиенко  – и отвечает на него.

С древних времён по Среднерусской возвышенности проходил сухопутный путь от Дербентского прохода между горами Кавказа и Каспийским морем, и от устья Волги до территории Руси. Этот маршрут в настоящее время повторяет рейсовый автобус Дербент – Воронеж. Во времена, когда не было дорог в современном их понимании,
было важно следовать по пути, где не было препятствий в виде глубоких рек, но были источники воды. Среднерусская возвышенность, на которой брали начало много речек, но они ещё не были глубокими, идеально подходила для этого. Было на этом пути и серьёзное препятствие – Дон. Во времена Хазарского каганата, существовавшего в 7-10 веках в районе нижних течений Волги и Дона, были устроены переправы через
Дон с охранявшими их крепостями. На данном пути были две переправы через Дон – у крепости Саркел, в районе нынешнего Цимлянска, и у крепости Ахаз, которая находилась от Саркела в 100 километрах ниже по течению Дона, на острове Куркин близ нынешней станицы Новозолотовской Константиновского района Ростовской области.
Именно к переправе у крепости Ахаз направлялся отряд под командованием Новгород-Северского князя Игоря Святославовича в мае 1185 года. Об этом говорит Николай Михайлович Карамзин в III главе III тома «Истории государства Российского». Кроме ссылок на «Слово о полку Игореве», в Примечаниях приводит тексты Киевской и Никоновской летописей. Кроме того? в издании 1991 года приводятся разные разночтения: ведь летописи переписывались от руки, и каждый переписчик мог по своему разумению толковать текст.
Походу русских дружин под руководством предшествовали следующие события. Ещё в 965 году князь Святослав громил хазар на их землях. А 24 марта 1111 года дружина князя Владимира Мономаха разбила половецкое войско на
левом берегу Дона у реки Сал. Князь Владимир испил золотым шлемом донской воды, но не смог до конца выполнить задуманное – освободить от кочевников Тмутараканское княжество, что на Таманском полуострове.
В 1184 году русские князья, объединившись, разгромили войско половцев, на реке Орель.
Игорь, движимый завистью и в оправдание своего бездействия, решил доказать, что он может легко разбить половцев. После чего планировал двигаться к морю для освобождения Тмутараканского княжества, уже не упоминавшегося в летописях к тому времени. Поэтому войско Северских князей и двигалось к переправам через Дон.
В апреле 1185 года Игорь двинулся в поход, прихватив по пути сына Владимира, княжившего в Путивле. 1 мая при подходе к верховьям Северского Донца дружины увидели солнечное затмение. Это предзнаменование не остановило отчаянных искателей славы, и они, перейдя вброд Северский Донец, подошли к реке Оскол, левому притоку Донца. Подождали два дня, когда к ним присоединится брат Игоря, князь Курска и Трубчевска Всеволод, и двинулись дальше – по проторённому пути, по вершине Среднерусской возвышенности. Досаждали им лишь половцы, совершавшие нападения. Но с ним войско легко справлялось. Половцы, видя такую решимость отряда, и разузнав их намерения, собрались у переправ через Дон.
Далее перед путешественниками открывался прямой путь на юг к переправе Ахаз. Этот путь в настоящее время повторяет автодорога Тацинская – Константиновск. В междуречье Северского Донца и Кагальника на подходе к переправе через Дон произошло решающее сражение. Речка Кагальник впадает в Дон у города Константиновска Ростовской области. Н. М. Карамзин пишет: «Каяла ныне называется Кагальник, впадающий в Дон». В описании решающей битвы он пишет: «Россияне отступали к Донцу, недалеко оттуда соединяющемуся с Доном».
Игорь Святославович с сыном Владимиром и братом Всеволодом жили в плену в неплохих условиях. Хан Кончак выделил ему слуг, православного священника, и предоставил возможность развлекаться ястребиной охотой. Когда Игорю это надоело, он напоил вечером слуг кумысом и уехал к себе домой. Оставшийся в плену его сын Владимир женился на дочери Кончака, и спустя два года возвратился домой с молодой женой и дядей Всеволодом Святославовичем. Можно считать, что это история со счастливым концом, если не думать о погибших простых воинах.

олень

Тимофей Бондарев – крестьянский писатель

Краевед Александр Михайлович Матвиенко из Морозовска напомнил нам о прошедшем ещё весной интересном юбилее.

15 апреля 2020 года исполнилось 200 лет со дня рождения Тимофея Михайловича Бондарева.
В своём сочинении «Трудолюбие и тунеядство, или Торжество земледельца» он пишет: «Я до 37 лет был войска Донского помещика Чернозубова или Янова крестьянином-земледельцем <…> Потом помещик отдал меня в солдаты». Дата рождения Бондарева не вызывает сомнений: он лично выбил её на плите своей будущей могилы. Следовательно, жил он на Дону до 1857 года.
Для биографов писателя долгое время были загадкой его слова «… помещика Чернозубова или Янова». Если это двойная фамилия, надо бы писать Чернозубова-Янова. Да и такой фамилии среди донских казачьих дворянских родов не было. Но если понимать слова «Чернозубов или Янов» не как фамилию, а как название населённого места, то всё становится понятным. В списке «Земля Донского войска по сведениям 1859 года» указывается в 100 верстах от окружной станицы Каменской Донецкого округа на речке Быстрой владельческий посёлок Чернозубов. Также в этом списке на расстоянии 100 вёрст от Каменской на речке Быстрой упомянут посёлок Янов. В Чернозубове было двадцать семь дворов, в Янове – пятьдесят восемь: это были два помещичьих имения расположенных рядом. На других картах в этом месте у излучины Быстрой указывается то Чернозубов, то Янов. В настоящее время здесь находится  хутор Верхнеобливский Тацинского района.
Тимофей Бондарев в беседе с М. И. Оскольниковым говорил: «С Александром Сергеевичем Пушкиным я познакомился давно, ещё при жизни его, когда учился у соборного дьячка по складам слова «под титлами» читать».
Волостная соборная Крестовоздвиженская церковь находилась в слободе Скосырской в 12 верстах от Чернозубова. Построен этот храм в 1795 году на средства полковника Ивана Петровича Скосырского.
Солдатская служба Тимофея Михайловича проходила в 26-м казачьем Кубанском полку. Задачей этого воинского формирования была не просто защита российской границы от набегов горских отрядов, но и заселение недавно отвоёванных у Турции земель Российским населением. Таким образом, бывший крепостной имел все шансы попасть в казачье сословие. Но излишнее «любомудрие» привело его к лишению звания и наград и к ссылке в Сибирь, в село к таким же, как он, «диссидентам». Освоившись на новом месте, Тимофей Михайлович написал своё знаменитое «Трудолюбие и тунеядство», и стал рассылать своё произведение во все инстанции, включая красноярского губернатора и российского самодержца в надежде, что им станет стыдно и они исправятся. Поскольку жил Бондарев уже в Сибири, ссылать его, учитывая преклонный возраст, в более суровые места, означало бы простое убийство, власти решили просто не обращать на него внимания. Но сочинение Тимофея Бондарева случайно попало ко Льву Николаевичу Толстому, который пришёл в восторг от этого произведения. Оно было очень созвучно попыткам писателя исправить общество, взывая к совести граждан. И благодаря стараниям Толстого произведения Тимофея Михайловича Бондарева были изданы не только в России, но и за рубежом.

Из литературы о Т. М. Бондареве:
В. В. Смиренский. Толстовский сборник. №2. 1962 (С. 306); В. И. Владимиров. Тимофей Михайлович Бондарев и Лев Николаевич Толстой. Красноярск. 1938; Ю. К. Махно, М. А. Аева. Сибирский крестьянин Тимофей Бондарев и граф Лев Толстой. Национальная библиотека им. Н.Г. Доможакова. Абакан. 2010.
Работы А. М. Бондарева в «Донском временнике»:
http://www.donvrem.dspl.ru/AuthorDetails.aspx?id=580

Эмиль Сокольский

Вопросы об истории второй печати Войска Донского

«Вторая печать Войска Донского, якобы созданная Петром I, а на самом деле лишь откорректированная и утверждённая им, вызывает некоторые вопросы», – заявляет московский скульптор Константин Чернявский, и аргументирует свои сомнения в «Донском временнике»:
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m5/2/art.aspx?art_id=1750

Эмиль Сокольский

Советский Новочеркасск: из прошлого

«Мы поставили себе задачу выяснить, каким Новочеркасск стал городским поселением в результате существования в статусе районного центра, что представлял собой город к 1930 году».
Историк Александр Скорик выступил с большой, развёрнутой статьёй в «Донском временнике»: http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m3/0/art.aspx?art_id=1748

Эмиль Сокольский

Заболоцкий-казак

Из автобиографической прозы Николая Заболоцкого («Ранние годы»):
«В 1912 году, когда повсюду праздновалось столетие наполеоновской войны, мы, мальчишки, бредили Кутузовым, Багратионом, Платовым и знали как свои пять пальцев всех героев двенадцатого года. Увешанные бумажными орденами, деревянными саблями, мы с пиками наперевес носились по окрестным садам и вели ожесточённые бои с зарослями крапивы, которая изображала собой воинство Бонапарта. Я неизменно был атаманом казачьих войск Платова и никогда не соглашался на более почётные роли, ибо Платов представлялся мне образцом российского геройства, удали и молодечества».

Collapse )





Эмиль Сокольский

О профессоре Ладыженском

«Жизнь и деятельность профессора Александра Михайловича Ладыженского тесно связана с Ростовом-на-Дону. Здесь он провёл детство и юность, в годы учёбы на юридическом факультете Московского университета приезжал к родителям на каникулы. После революции какое-то время жил на Украине, женившись на дочери историка Багалея, работал в Екатеринославе. В годы гражданской войны с женой и дочерью вернулся к родителям в Ростов. В 1931 году был арестован и выслан из города, а в 1950-е годы вернулся».
Из биографии А. М. Ладыженского, опубликованного в «Донском временнике»: это своего рода предисловие к публикации воспоминаний, которые мы дадим чуть позже.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m3/0/art.aspx?art_id=1742

Эмиль Сокольский

Дом, где жил герой

На одном из домиков Красного Сулина, на улице Ворошилова, построенных «хозяином» металлургического завода Пастуховым, видим памятную  доску. Чем же знаменит Иван Антонович Царёв?
На помощь приходит Календарь памятных дат «Донского временника» за 2018 год:
«15 августа – 110 лет со дня рождения Ивана Антоновича Царёва (1908 1970), военкома Красносулинского городского военкомата (1948–1956). Полковник в отставке Царёв в годы войны командовал стрелковым полком, участвовал в штурме Берлина. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени (двумя), Отечественной войны 1-й степени, медалями. В Красном Сулине на доме, где жил Царёв, установлена мемориальная доска».
Это случилось 26 сентября 2015 года. Проживал здесь Иван Антонович с 1948 по 1970 годы. Он позаботился о том, чтобы сделал пристройка к военкомату, обустроили двор.
Хозяйкой дом сейчас – Царёва Ольга Ивановна.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Братское кладбище в Ростове

Братское кладбище – одно из старейших в Ростове; другие городские кладбища ХVIII и ХIХ веков не сохранились. Интерес ростовчан к этому историческому некрополю с годами не утрачивается: ведь в городе трудно найти семью, которая, хотя бы во втором поколении не хранила память о могилах родственников на Братском кладбище.
Рассказываает Любовь Волошинова.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/5/art.aspx?art_id=1741

Эмиль Сокольский

Арест Парамонова

«Об аресте Николая Елпидифоровича Парамонова стало известно на Дону 22 августа (3 сентября) 1918 года. Это событие произошло в ходе торговых переговоров с Германией, которые проходили в Севастополе. В тюрьме Парамонов провёл восемь дней, потом был помещён в концлагерь в Брест-Литовске, а 12 октября пришёл приказ отправить его в Севастополь под надзор местной немецкой полиции».
Так начинается материал в «Донском временнике об одной из крупнейших личностей на Дону: предпринимателе, издателе, просветителе, меценате. Автор – историк Ольга Морозова.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m6/0/art.aspx?art_id=1735

Парамоновский особняк в Ростове-на-Дону.