Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Эмиль Сокольский

Реплика Михаила Глинки

Из «Записок» Михаила Ивановича. Глинки.
«В начале марта 1823 года отец известил меня, что ему угодно было, чтобы я воспользовался  представившимся удобным случаем для поездки на Кавказ, чтобы воспользоваться там минеральными водами. <…>
Наконец прибыл товарищ с братом, и мы отправились далее (т. е. от Харькова). Вскоре беспредельные степи сменили живописную Украину, мы переехали Дон в Оксае и очутились в Азии, что несказанно льстило моему самолюбию. Скажу, однако же, что до самого прибытия на серные воды (т. е. в Пятигорск) взор не находил предметов приятных, напротив, почти ничего не было видно, кроме беспредельных степей, заросших густой, высокой ароматной травой».



Collapse )
Эмиль Сокольский

Героиня Евдокия Никулина

Композитор К. Д. Акимов и либреттист М. Ю. Романенко лётчицам Гвардейского Таманского орденов Красного Знамени и Суворова 3-й степени авиационного полка посвятили оперу «Песнь о таманских боевых подругах». Прототипом главной героини оперы стала Герой Советского Союза Евдокия Андреевна Никулина.
Вот справка об этом героическом человеке:
http://www.donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=32&id=858

Эмиль Сокольский

Муслим Магомаев вспоминает (2)

Фрагмент из книги Муслима Магомаева «Живут во мне воспоминания»
Время действия – 1960-е.
(окончание)


Тогда уже практиковались выступления ведущих наших артистов и известных иностранных гастролёров для большой аудитории – во Дворцах спорта, на стадионах. Но концертные ставки для исполнителей оставались такими же, какими они были и при выступлениях в обычных небольших залах. Когда к Фурцевой обратилась одна наша очень популярная певица с просьбой изменить подобную практику при расчётах, министр ответила отказом, сославшись на то, что из-за двух-трёх суперизвестных  артистов не будет пересматривать ставки.
Итак, я согласился на сольный концерт в Ростове-на-Дону. Я спел, получил за него свои кровно заработанные шесть сотен, расписавшись при этом в официальной бухгалтерской ведомости, то есть с учётом всех положенных вычетов. Эти-то деньги за концерты на стадионе и стали мне инкриминировать, словно я получил в Ростове огромный гонорар. Начали выяснять, что к чему, заинтересовались деятельностью конкретных администраторов. Дело раскрутилось… Естественно, что информация об известных людях распространяется моментально, да ещё обрастает при этом самыми невероятными подробностями.
Вот такую весёлую весточку получил я из Москвы, сидя в своём но мере в парижской гостиницы. И такая взяла меня тоска, что впору было напиться. Хорошо ещё, что тогда в Париже находился мой брат Кемал – приехал из Швейцарии, когда из газет узнал, что я буду выступать в «Олимпии». Кемал собирался повести меня в какой-нибудь хороший парижский ресторан. Но поскольку советским людям за рубежом не рекомендовалось посещать «злачные» места в одиночку, то я подумал. что будет лучше, если брат пригласит и небольшую делегацию объединения «Межкнига», приехавшую тогда в Париж. В этой группе был и тогдашний директор фирмы «Мелодия», которая выпускала мои пластинки, товарищ Пахомов. Всей компанией мы хорошо посидели в знаменитом ресторане «Лидо».
«Межкниговские» жители и директор «Мелодии», конечно, тогда уже знали, что надо мной сгущаются тучи, что в Москве уже вовсю раскрутилось «ростовское» дело, поэтому приглядывались и прислушивались ко всему, что я делал или говорил. На следующий день после ужина в респектабельном ресторане вместо того чтобы поблагодарить за  роскошный приём, на который они за собственные деньги никогда бы не решились, эти товарищи стали выяснять:
– Откуда у твоего брата столько денег?
Как мог, объяснил, утоляя их должностное любопытство…
Эмиль Сокольский

Муслим Магомаев вспоминает (1)

Фрагмент из книги Муслима Магомаева «Живут во мне воспоминания» (Москва. 2008).

В один из парижских дней раздался звонок в моём гостиничном номере. Звонили из Москвы:
–  Как ты там?
–  Прекрасно.
–  Может быть, ты останешься?
– Что случилось?
– Здесь тебя ждут большие неприятности.
– Неприятности?
– Ты помнишь концерты, за которые получил тройную ставку?.. Это обнаружилось, и тобой интересуется ОБХСС (существовала в советское время такая организация – отдел по борьбе с хищением социалистической собственности).
Дело заключалось в следующем. Был некто Павел Леонидов, хитроумный организатор концертов, который всю жизнь ловко и нагло обманывал государство. По какой-то непонятной линии он приходился родственником Владимиру Высоцкому. Уехав за границу, он написал там книгу «Высоцкий и другие». Когда я прочёл то, что он написал в ней про меня, то подумал: если так написана вся книга, её автора можно поздравить – он в родстве и с гоголевским Ноздрёвым по части «отливания пуль». Ложь его приторная. По словам Леонидова выходило, что он мне, видите ли, сделал добро и погорел исключительно по моей наивности и глупости. Магомаев, пишет он, человек талантливый и парень симпатичный, но вместо того чтобы сыграть мальчика паиньку, встал в позу, и вот из-за этого дело раскрутили ещё больше.
А было всё так. Ростовская филармония испытывала трудности – у неё не было денег: концерты её артистов не давали сборов. Намечались гастроли в Москве её Ансамбля донских казаков, а у артистов не было приличных костюмов. Леонидов и предложил мне выручить ростовчан – поехать туда и спеть на стадионе. За сольные концерты  в обычных залах мне платили тогда двести рублей. Леонидов сказал: «Тебе предлагают тройную ставку, если споёшь на стадионе для сорока пяти тысяч человек». Уверил, что даже есть официальное разрешение министерства: если артисты за исполнение двух-трёх песен для  такой многотысячной аудитории получают тройную ставку, то я за сольный концерт тем более могу получить её. Всё было логично. Но на деле никакого официального разрешения министерства не существовало.

Продолжение следует.
Эмиль Сокольский

Взгляд на посёлок Целина

И ещё несколько эмоциональных нот по поводу посёлка Целина. Да, вся центральная часть – это целые плантации роз; там же – самые разнообразные деревья: белые акации, каштаны, декоративные разновидности вязов и клёнов, катальпы, зелёные и голубые ели… и много всего другого; воздух чист и ароматен. В небольшом по площади парке – так же уютно и декоративно, много гуляющих, раздаются радостные детские возгласы. И звенели вчера из динамика песни 70-х, по случаю 12 июня, наверное. Вполне советский посёлок, в самом лучшем смысле этого слова: преображение далёкого уголка Земли в калмыцких степях продолжается!
Коль коснулись «советского», добавим, что в период коллективизации сюда приезжало на жительство немало семей, не желавших вступать в колхозы. И ещё: в местном совхозе в 1929 –1930 годах работал молодой американский специалист Лем Харрис, помогавший рабочим освоить трактор, комбайн и другие машины, закупленные в Америке. В 80-е годы он трижды приезжал в Целину – вспомнить свои молодые годы, которые для него были счастливыми.
И вот ещё что. По итогам Всероссийского конкурса на звание «Самое благоустроенное городское (сельское) поселение России» за 2010 год, Целинское – заняло первое место!




Эмиль Сокольский

Сергей Рахманинов и Мариэтта Шагинян: две встречи в Нахичевани

«Осенью 1915 года в Ростовской-на-Дону газете «Приазовский край», читавшейся и в Нахичевани-на-Дону – маленьком городке, который сейчас присоединён к Ростову и составляет один из его районов (Пролетарский), – появилось извещение: Сергей Васильевич даёт в Ростове 20 октября фортепьянный концерт из произведений Скрябина», – вспоминала Мариэтта Шагинян, одна из немногих людей, кому Рахманинов поверял сокровенные мысли и чувства...
Интересное совпадение: и Рахманинов и Шагинял родились 2 апреля (по новому стилю)!
На концерте Рахманинова в Ростове, проходившем в зале торговой школы 20 октября 1915 года, присутствовала Мариэтта Шагинян с сестрой Магдалиной.
На следующий день Рахманинов в условленный час приехал на трамвае в Нахичевань. Его ждали Мариэтта, Магдалина и их мать Пепронэ Яковлевна... Прибранный флигелёк, традиционные армянские блюда, радушные хозяева – и соседи, едва успевшие выглянуть из окон своих домов, из калиток своих, на знаменитость: может, раз в жизни такое бывает...
Встреча продлилась часа полтора: нужно было уезжать в Баку и Тифлис. «Был так хорош, мил и весел, каким я его давно уже не видела», – записала в дневнике Шагинян. Говорил Сергей Васильевич о Скрябине, сетовал на то, что критики отмечают его, Рахманинова, как пианиста, а не как композитора... Обещал, что разговор, более неторопливый, более серьёзный, ещё впереди... На том и проводила его Мариэтта Сергеевна к трамваю, надеясь на скорое письмо – или на встречу: через месяц Сергей Васильевич должен был выступить в Ростове ещё раз, на обратном пути в Москву.
И вот ноябрьская встреча. На сей раз гость не спешил, беседа была долгой... Рассказывал о своём детстве, о своей родне, поведал о «секретной» мечте – играть Шопена. Как-то неожиданно речь зашла о смерти; признался, что при мысли о ней чувствует страх... Как раз в это время Пепронэ Яковлевна принесла из кухни любимые им фисташки, поджаренные в соли. Сергей Васильевич незаметно увлёкся ими – и вдруг опомнился: «за фисташками страх смерти куда-то улетучился...». Фисташки на следующий день были переданы ему на вокзале как ... «средство против страха смерти».



Эмиль Сокольский

Концертный курган

Слобода Никольская Миллеровского района тянется по левому берегу реки Калитвы; а вдоль противоположного идут цепью высокие бугры. Если подняться на вершину – раскроются взору поля, и древний курган тут как тут. По рассказам местного краеведа Виктора Алексеевича Ващенко, на склонах этого кургана собирались зрители, прибывшие на концерты заезжих артистов (была даже концертная бригада из Нальчика). Приезд и выступления гастролёров оплачивал обширный Кашарский совхоз, контора которого в начале 1960-х годов находилась в Никольской; на концерты приходили пешком, приезжали в кузовах грузовиков и на велосипедах жители соседних хуторов. Принимали артистов радостно, долго потом обсуждали увиденное…
Но почему концерты проходили перед курганом? Зал Дома культуры Никольской слободы не мог вместить всех желающих; ну и, кроме того, летом – в помещении жарко и душно. А здесь – почти экзотика.
Курган давно зарос высокой травой и кустарником…

Эмиль Сокольский

Разговор с Изабеллой Юрьевой

Продолжение

Изабелла Даниловна напевает вполголоса, и я едва улавливаю в тембре её «пластиночную» интонацию 30-х годов: «По старой Калужской дороге, На сорок девятой версте, Стоит при долине широкой Разбитая громом сосна...»
– И тут – после первого куплета – я поперхнулась: в горло попал комар. Ну, думаю, карьера моя закончилась. Но, так как я хорошо спела начало песни, публика проявила великодушие и не обратила внимания на мой сбой. Поэтому я продолжала.
Снова тихо напевает:

Под этой разбитой сосною
Свершилось немало чудес.
Под этой разбитой сосною
Гулял с кистенём молодец.

Все путники были в тревоге –
Он грабил и ночью и днём,
Пощаду давал только детям,
А взрослых он бил кистенём.

Шла лесом, шла тёмным бабёнка,
Молитву творила она,
В руках эта баба ребёнка –
Малютку грудного – несла...»

В этом месте я делала паузу и на одном дыхании
уже не пела, а почти выкрикивала:

«Стой!» – крикнул свирепый разбойник
И за косы бабу схватил.
Сорвал с неё синий повойник,
Взмахнул кистенем и... убил!..

– А потом я опять переходила на лирическое повествование, усиливая его драматическими красками:

Заплакал малютка ребёнок,
А вражия сила тотчас
Шепнула разбойнику в уши:
«Убей ты малютку хоть раз!»

Кистень просвистал, и не стало
Младенческой чистой души,
Всё небо огнем засверкало,
Раздалися громы в тиши.

С той силой могучей стрелою
Разбойник был этот убит.
Под этой разбитой сосною
Тот самый разбойник лежит!»

Продолжение следует

Эмиль Сокольский

Певица Марина Черкасова

Подумали о том, что хорошо бы ещё раз вспомнить в нашем Живом Журнале Изабеллу Юрьеву, и поискали, на какую бы её запись сделать ссылку. И вдруг читаем: «Изабелла Юрьева. Зачем я влюбился». Но разве записывала певица этот романс на пластинку? Удивились, стали слушать. Да – действительно: тот самый романс, но поёт его… не Изабелла Юрьева!
А поёт – Марина Ивановна Черкасова; в 1930-е годы она записала на патефонные пластинки шесть романсов. Тогда Черкасова работала в недавно созданном цыганском театре «Ромэн».
Родилась она в 1906 году в дворянской семье; училась в балетной школе, танцевала на эстраде. Была солисткой цыганского хора руководимого Егором Поляковым. Потом – сорок лет работы в театре «Ромэн», где она сыграла более пятидесяти ролей.
Не стало певицы и актрисы в 1972 году; она похоронена в Москве на Хованском кладбище.
Так что не верьте – поёт не Изабелла Юрьева.

http://www.youtube.com/watch?v=JCzRFM5vnbM


олень

Александр Вертинский в Ростове

95 лет назад, в июле 1919 года, в Ростове в Машонкинском театре концертировал Александр Николаевич Вертинский (1889–1957), выдающийся русский эстрадный артист, киноактёр, композитор, поэт и певец, кумир эстрады первой половины XX века.
Его гастроли сопровождались шлейфом откликов в местной печати. В частности, в газете «Вечернее время» от 2 июля 1919 года появилась заметка Александра Волкова «Певец своей печали (к приезду в Ростов А. Н. Вертинского)»; размещалась информация о том, что в  субботу 6 июля 1919 года в театре Машонкина состоялся  концерт автора популярных песенок-шансонеток А. Вертинского. «Только один концерт», - предупреждала реклама...
В Нахичевани концерт Вертинского состоялся 7-го июля.

http://www.youtube.com/watch?v=83zPO8Vf02Q