Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Эмиль Сокольский

Таинственная Беглица

#Донсовсехсторон
К западу от Таганрога, к украинской границе, почти до самого устья Миусского лимана тянутся и тянутся берегами Азовского моря школьные лагеря, пансионаты, базы отдыха; тянутся и селения, похожие друг на друга. Пожалуй, самое уютное из них – последнее: Беглица, всё в садах и цветниках. Впервые это название (Бегелитская Коса) появилось на карте в 1697 году; наиболее вероятное объяснение – потому что здесь нашли приют беглые крестьяне. Правда манифест позволявший селиться в Приазовье свободным и крепостным крестьянам, появился за подписью Екатерины в 1780 году, а хуторок у косы беглым людям отдал владелец этих примиусских земель, секунд-майор греческого пехотного полка Дмитрий Ильич Алфераки только спустя девять лет. Стало быть, дата основания Беглицы – 1789 год. Спустя пятнадцать лет Алфераки продал свою землю российскому дворянину, греку Ивану Андреевичу Варваци.
В летописи села Беглица говорится о том, что здесь Варваци построил себе двухэтажный дом с теремом, основал рыбный завод, и что сюда любила приезжать городская знать: отдохнуть, полюбоваться морскими видами и повеселиться. А когда потомки барина уехали в Грецию, дом выкупили в 1910 году богатые хуторяне Ломакины и открыли платную школу для детей состоятельных крестьян.
Чем занимались жители Беглицы на благодатной южной земле? Конечно, сельским хозяйством, но особенно – рыбным промыслом. Уже при советской власти на косе организовали рыболовецкий колхоз (в постсоветское время получивший статус сельскохозяйственно-производственного комплекса); но поскольку уровень воды в море сильно понизился, предприятие заглохло.
Спуск на косу начинается сразу за селом – широкой грунтовкой. Намытая течениями и прибоем, коса изгибается, говоря по-местному, «як лысий хвист», и образует лагуну. Ничего подобного такому географическому образованию на северном побережье Таганрогского залива нет, и пришельца с «Большой земли» ощущение таинственности не покидает здесь ни на минуту.
Если ехать туда на день, то лишь на своём транспорте и не после дождей – когда колея превращается в непролазную трясину. Правда, потом идёт сплошь песок с примесью гладких, обкатанных морем ракушечных обломков, – он каймой отмечает береговую линию. Сколько здесь редких растений! А сколько птиц! Цапли, аисты, пеликаны, бакланы, коршуны, скворцы... всех перечислять долго, – не говоря уж о насекомых. И растений видимо-невидимо: кермек, тамариск, шалфей, горчица морская, катран приморский, колючий синеголовник, волосянец черноморский… в общем, опознать всё, что здесь произрастает, может лишь опытный биолог; а простому смертному достаточно того, чтобы восхищаться оттенками цветов – которые становятся фантастически прекрасными в осеннюю пору. Летом некоторые приезжают сюда с палатками; конечно, привлекает и купание – но тут нужна осторожность: песчаное дно чередуется с илистым и тогда можно провалиться едва ли не по колено. В любом случае – чтобы поплавать, приходится заходить в море метров на сто, а во время отлива – и подальше. От силы и направления ветра зависит и цвет воды; впрочем, прозрачной она из-за мелководья никогда не бывает, и в этом Беглица нисколько не отличается от других мест Таганрогского залива.
Здесь, на особо охраняемом природном ландшафте, где встречаются и болотца, и солончаки, запрещена любая хозяйственная деятельность, – но поскольку контроля за порядком никакого, то, по крайней мере, местные сюда приводят сюда на выпас своих животных.
Я упомянул о рыболовецкой бригаде. Удивительно, но какая-то деловая жизнь у причала, у рабочих хибарок-развалюх и у ветхого маяка ещё теплится.
Как хорошо здесь летом встречать закаты и восходы – не сразу понимая при пробуждении, где находишься: может быть, на необитаемом, полном тайн острове среди океана.
В источнике – 10 фото:
http://www.dspl.ru/blog/don-so-vsekh-storon/okno-v-prirodu/tainstvennaya-kosa/

Эмиль Сокольский

«Я от Ростова не освободился...»

Из признаний главного редактора журнала «Знамя» Сергая Чупринина:
«Я, поступив в аспирантуру Института мировой литературы, переехал в Москву в 1973 году, то есть почти полвека назад. Могло бы уже, кажется, отболеть, но я по натуре человек привязчивый и совсем от Ростова не освободился, да и не хочу освобождаться. Поэтому на первых порах приезжал очень часто, по несколько раз в год, ещё и потому, конечно, что живы были родители в Тацинке и брат в Зернограде. Сейчас уже пореже, но раз в год – в полтора стараюсь наведываться. Обхожу университетские адреса – на Садовой, бывшей Энгельса, где началась учеба, на Горького, где она продолжилась. И студенческие общежития – на Турмалиновском, на Западном, – где я жил пять лет. И адреса друзей, тех, с кем мне и сейчас хорошо. Случалось и выступать – в областной библиотеке, в университете.. Назвать своё чувство ностальгическим я, пожалуй, не решусь, но то, что понимаю Ростов как одну из своих родин, это точно».
Полностью: https://kg-rostov.ru/peoples/sergey-chuprinin-dvizhukhi-i-drayva-nam-segodnya-ostro-ne-khvataet-/

Эмиль Сокольский

Батайский храм

На этом месте ещё с 1854 года стоял храм – огромный, пятиглавый! На подворье находились две школы, богадельня, трапезная. А 1937-м его разрушили. В годы войны здесь располагался лагерь советских военнопленных, а после войны – лицей и кинотеатр.
Решение о строительстве нового храма родилось у горожан в 1980-е, и уже в 2000 году оно началось.
Памятник Андрею Первозванному, который стоит перед храмом, появился ещё до того, как работы были завершены – в 2003 году; а через три года, когда храм был в основном построен (его назвали Свято-Троицким – с приделом св. Одигитрии), принялись возводить здание школы.
В 2013 году было уже всё готово: и храм, и школа, и ограда.
Эту величественную «византийскую» красоту можно видеть на улица 50 лет Октября (бывшей Азовской), в близ того места, где она пересекается с улицей Куйбышева.
До центрального парка отсюда – минут 15–20.



Collapse )
олень

Из воспоминаний Лемонта Харриса (3)

Завершаем публиковать отрывки  из воспоминаний Лемонта Харриса «Мой рассказ о двух мирах» (сайт «Лефт.ру»), специалиста из США, работавшего в 1929 году в Целине: он помогал нам в ремонте завезённой из Америки техники. На фото – река Егорлык в Сальских степях.

«Было начало июля, и мы торопились, чтобы успеть подготовить комбайны к уборке быстро созревающего урожая. Нам это удалось, работая без выходных. Я стал комбайнёром на одном из них, а моим помощником – студент Харьковского сельскохозяйственного института, которому полагалось записывать, как работает машина: сколько перерабатывает зерна, сколько бензина и масла потребляет за час, какие бывают поломки. Такие же записи велись и на остальных десяти комбайнах, сделанных на четырёх различных фабриках. К концу сезона таким образом советские власти знали, какой именно из сделанных в Америке комбайнов наиболее подходит к здешним условиям.
«Полевым бригадиром комбайнёров была милая молодая женщина по имени Лидия Соболева, выпускница Ленинградского сельскохозяйственного института, для которой это была её первая должность. Она определяла, где должны работать комбайны, какие из полей с пшеницей обладали достаточно низкой влажностью для того, чтобы можно было начинать уборку, проверяла продукцию каждой машины. Мы стали хорошими знакомыми, и мне было очень по душе её общество.
Она рассказала мне о своей жизни. Её отец был священником русской православной церкви. Она скрыла этот факт при поступлении в институт, потому что в то время, когда предпринимались усилия для уничтожения последних следов царизма и аристократии, приоритет при получении высшего образования предоставлялся детям рабочих и крестьян. Сыновья и дочери бывших аристократов и духовенства находились в конце списка.
Однажды власти узнали об обмане Лидии, и её исключили из института. Но сокурсники верили в неё и начали сбор подписей за её восстановление, заверяя в
её верности Советской власти. Её восстановили, и она закончила учёбу.
Спустя 35 лет я путешествовал по Советскому Союзу с сельскохозяйственной делегацией, и ростовское отделение коммунистической партии устроило в нашу честь ужин. Я рассказал историю Лидии Соболевой главе нашей делегации, который передал её дальше. Во время ужина один из гостей встал: "Нам рассказали о дружбе, связывающей нашего гостя Лема Харриса с Лидией Соболевой – давно, в совхозе “Верблюд”. Мы связались с ней, и она приехала бы к нам сегодня, если бы не отдыхала сейчас в Кисловодске. Но мы хотим поздравить товарища Лема Харриса с таким выбором друзей, ибо Лидия Соболева продолжала все эти годы свою прекрасную работу и несколько лет назад стала Героем Социалистического Труда "».

Эмиль Сокольский

Краевед из Синявки

«С Георгием Прокофьевичем Ефименко я познакомилась на одной из августовских конференций учителей. Он выступал по злободневной на тот момент теме (впрочем, таковой она остается и сейчас) – воспитание детей в семье»,. – так начинается материал журналиста Раисы Тодыки о краеведе из села Синявское Неклиновского района.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1716

Эмиль Сокольский

Свои люди

Поскольку зашла речь о цимлянском кафе «Встреча» (см.прошлый пост) – пришла мысль продолжить тему.
Итак, «Встреча» с виду  – типичный советский общепит, всё как положено: простой, без каких-либо украшений зал, казённые клеёнчатые столы (и только один из них увенчивается сиротливой солонкой). Ну и посуда самая простая, «столовская». И персонал простецкий: две женщины деревенского облика. Встречают радушно, и самое главное – всё делают по-домашнему; за борщом приходят даже местные хозяйки: и самим не нужно готовить, и вкусный он необыкновенно. Стараемся, – говорят, – лишь бы побольше людей к нам приходило, а то пошли разговоры, что хотят нас закрыть: нерентабельны, у нас же всё очень дёшево...
В кафе малолюдно (бывает, что и вообще никого), заходят – отдыхающие (мама-папа-ребёнок), местные дяди-тёти, всегда легко узнаваемые, одиночные алкоголики, скорбно, не садясь за столик, выпивающие по полному стакану. Здесь наблюдаешь естественность, какую-то одомашненность лиц любого присутствующего (в частных коммерческих кафе лица иные: в них проявляются какая-то значительность, лёгкая барственность и даже почти усталая искушённость жизнью, идущие не от внутреннего содержания посетителя, а от формы мебели, от обстановки и от неспешности выполнения заказа).
Есть здесь и местные завсегдатаи: два врача, которые перед тем как идти на приём, заряжаются каждый двумя стаканами креплёного вина (видимо, для твёрдости рук), и школьный учитель, типичный сельский интеллигент с открытым обаятельным лицом: он подходит к стойке и лишь здоровается; буфетчица тут же достаёт из холодильника ледяную бутылку дешёвого портвейна. Учитель выпивает свои обязательные граммы со слабеющей улыбкой, просит ещё, запивает минералкой. Признаётся: а свою бутылку я ещё не допил. Оказывается: купили они с женой новый холодильник, старый вынесли во двор, чтобы со временем кому-нибудь отдать. И поскольку жена тихо осуждает пристрастие мужа к портвейну, учитель, чтобы не огорчать её, пьёт тайно (как случается соответствующее настроение, – а случается оно часто). Бутылку он прячет в морозилку старого холодильника, ведь жена ни за что не догадается туда заглянуть. А поскольку морозилка своих функций не выполняет и портвейн нагревается, учитель забегает освежаться холодненьким в кафе, пока оно работает, – работает оно до трёх часов...

дня...
Эмиль Сокольский

Швабра и таганрогские студенты

Из дневниковых записей русиста, поэта и прозаика, профессора Пенсильванского университета Веры Зубаревой.
«12 сентября.
Как элегантны женщины Таганрога! Захожу с Викторией Кондратьевой (профессора кафедры русского языка и литературы) в магазин купить швабру, а какая-то пожилая женщина, по-видимому, завсегдатай этого места, дождалась, пока я отойду в сторону, и вполголоса выразила Вике свое одобрение по поводу того, как модерново и со вкусом она одета. Потом помогла выбрать швабру, и я, невзирая на все протесты Вики, настояла на том, чтобы самой нести её. Старушка одобрительно кивнула и пошла по своим делам. Швабра была для меня. Я без швабры, как Маргарита без метлы. Люблю влажную уборку.
На кафедре навстречу мне вышла статуэтка в белом костюме – совершенно очаровательная, подтянутая замдекана. Мы подали друг другу руки, обменялись воспоминаниями о прошлой встрече, и я отправилась к своим студентам.
Занятия проходят по нарастающей. Активность обсуждений возрастает. Студенты очень толковые, любят размышлять, интерпретировать, дебатировать. Обсуждение занимает столько времени, что не удается дать намеченное. Это и хорошо! Об этом только мечтать можно. Поверьте, мне есть с чем сравнить. У меня сидели на занятиях студенты и докторанты славного Уортона, и могу со всей ответственностью сказать, что мои таганрогские студенты им не уступают ни в умении ухватить новые вещи, ни в интересе, ни в толковых комментариях».


 
Эмиль Сокольский

Памяти хирурга Ваниева (2)

В апреле 2018 года ушёл из жизни Игорь Иванович Ваниев.
Рассказать о нём верно, интересно для не знавших его людей совсем не просто. Он был известен как прекрасный хирург и опытный преподаватель Ростовского-на-Дону медицинского института в кругу коллег и пациентов. Впрочем, признание коллег, бывших студентов, огромного числа благодарных пациентов – убедительное подтверждение высоких профессиональных и человеческих качеств Игоря Ивановича Ваниева. Благодарная память о талантливом хирурге живёт во многих регионах России и за её рубежами. Мы столкнулись с неподдельной, искренней заинтересованностью в судьбе наставника среди его выпускников, спустя многие годы после получения диплома вспоминавших о нём с большой теплотой и участием. Значит, добрые семена посеял в их душах педагог Ваниев!В
Вторая публикация памяти Игоря Ивановича Ваниева.

Эмиль Сокольский

Герой Семён Антонович Воликов

Герой Советского Союза Семён Антонович Воликов увчился в Красновской начальной школе, Верхне-Митякинской неполной средней школе, Тарасовской вечерней средней школе. В 8 классе Тарасовской вечерней школы был избран комсоргом. До войны работал помощником комбайнера в 1-м отделении Тарасовского зерносовхоза. Вскоре после начала войны районная комсомольская организация направила его в школу связи, а спустя четыре месяца Семен Воликов принимает участие в боях за Обоянь на Юго-Западном фронте.
Биография героя –  на сайте «Донского временника»:
http://www.donvrem.dspl.ru/archPersonaliiArtText.aspx?pid=32&id=863

Эмиль Сокольский

Памяти Петра Тимофеева

11 февраля 2017 года ушёл из жизни талантливый учёный, доцент кафедры истории русской литературы и теории словесности филологического факультета Донецкого национального университета Пётр Тимофеевич Тимофеев.
Об этом человеке рассказывают сотрудники университета: преподаватель кафедры истории русской литературы и теории словесности Ольга Шепелева и преподаватель русского языка Виктория Хитеева.
http://www.donvrem.dspl.ru//Files/article/m14/2/art.aspx?art_id=1619