Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Эмиль Сокольский

Заднего хода не ждать?

Из интервью Владимира Козлова с директором сети медицинских клиник «Здоровье» Игорем Симаковым («Эксперт Юг. Новости бизнес аналитика»). Давно, ох давно пора уже оглянуться на то, что у нас стало происходить в марте-апреле...
«Когда всё началось, я даже выпустил собственный ролик, говоря о том, что не надо паниковать, ничего страшного нет. Потому что ощущение было, что власть перепугалась, не смогла адекватно оценить ситуацию. Есть ощущение, что они насмотрелись этих итальянских роликов, китайских, постановочных – и начали делать множество неадекватных угрозе шагов. А сейчас задний ход давать, наверное, стыдно – ну и объяснять нужно, для чего это сделали.
Придумали некую новую юридическую форму повышенной готовности. Закон быстренько приняли, по которому вводились ограничения. Сейчас у нас даже данные о смертности от ковида не публикуют. А есть данные, что она 0,2-0,3% – гораздо ниже, чем когда мы видели эпидемию птичьего гриппа в 2002, 2008 годы – там до 1% доходило, но ничего подобного с экономикой ни в мире, ни в России тогда не было».
Полностью:
https://expertsouth.ru/news/igor-simakov-strakh-i-drugie-opasnosti-borby-s-koronavirusom-v-rostovskoy-oblasti/?fbclid=IwAR0VrKjTKCv__dj7EYqCN7V0WmBLg9UiNnYh0_vBBXyExSU8inBq3DgbbOc
Эмиль Сокольский

Дом Павла Егоровича

Продолжение рассказа о Таганроге, о единственном доме, принадлежавшем Чеховым (о его судьбе – немного позже).
Итак, в 1874-м Павел Егорович Чехов обзавёлся домом на улице Елизаветинской. Мало того, что отныне не нужно было расходоваться на съёмное жилье: он решил держать квартирантов. Однако торговля из-за конкурентов-оптовиков шла всё хуже, а доход от жильцов погоды не делал. Выложив стены избыточным количество кирпичей (ибо оплата шла за каждую тысячу), хитрые подрядчики, по словам Михаила Чехова, оставили отцу «невозможный дом и непривычные долги». Расплатиться с обществом казённого кредита он не видел возможности.
Детям уже не имело смысла торговать в лавке Гостиного двора. В свободное летнее время они плавали, ловили рыбу, которую тут же, на берегу, и зажаривали; бродили в парке, где по осени ловили перелётных птиц для лавки представителя немецкой фирмы, закупавшей птиц для отделки дамских шляп. Деньги шли ребятам на сладости.
В 1875 году, по окончании гимназии, братья Александр и Николай уехали учиться в Москву, а в следующем году к ним сбежал из Таганрога и отец: погасив злосчастный вексель, поручитель предъявил должнику встречный иск в коммерческом суде.
Тут же решилась и судьба дома. Вексель оплатил один из жильцов – чиновник коммерческого суда Селиванов, – чем и обеспечил себе право хозяина. Евгения Яковлевна (мать), определив Ивана к тётке, с Михаилом и Марией уехала в Москву, Антон – остался в селивановском доме: новый хозяин предложил ему (уже как квартиросъёмщику) в качестве платы за проживание заниматься с племянником., Так было до отъезда Антона Чехова в Москву в августе 1879-го.


Эмиль Сокольский

Заманчивое обещание

Итак, в красносулинском парке «Юность» (памятник природы Дубовая роща) установили не только лодочный причал, даже кабинки для переодеваний!
Ну хорошо: лодочные катания ещё можно устроить; но как купаться в загрязненной реке?
Предполагается её расчистить! Однако расчистка рек – исключительно в полномочиях федеральных властей. Учитывая, что операция дорогостоящая, рассматриваться будет лишь тот участок Гнилуши, который омывает парковые берега.
 Оригинальное решение проблемы! Вспоминается один из законов Мёрфи: «Неважно, если что-то идёт неправильно; возможно, это хорошо выглядит».
 А выглядит всё очень хорошо; душа радуется.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Дождевой колодец

Редактировал воспоминания доктора биологических наук: Ростов-на-Дону в период оккупации (материал для «Донского временника»). Там есть такое место:
«Важными источниками пищи были дворы с плодовыми деревьями и кустарниками. Они росли и перед домами на улице. Здесь же женщины пытались выращивать картошку, овощи, лекарственные культуры, а курящие – табак. Мама где-то приобрела козу, которая снабжала меня молоком, а если что-то оставалось, передавала соседским детям. А нашим колодцем с пресной водой, вырытым дедушкой в довоенные годы (воду собирали с крыши) пользовались все соседи».
Так вот, о колодце я ничего не понял. Причём тут вода с крыши, если она должна идти из-под земли?
Я позвонил автору, Виктору Аркадьевичу Миноранскому, и он всё разъяснил. В результате я изменил концовку предложения на понятную:
«А нашим колодцем с пресной водой, вырытым дедушкой в довоенные годы, пользовались все соседи. Теперешнее поколение не знает таких колодцев. Они представляли из себя обложенную кирпичом и забетонированную цистерну, к которой с железной крыши была подведена труба; во время дождей в неё собиралась вода».

В одном из ростовских дворов частного сектора:


Эмиль Сокольский

Ситуация

– Что-то народ спивается... – посетовала знакомая кассирша «Пятёрочки» на улице Селиванова (район Сельмаш)..
– Откуда вы знаете про народ?.
– Да заходят тут некоторые по нескольку раз на день, и с каждым разом вижу: всё пьяней и пьяней. С гречкой психоз кончился, на полках уже всё как обычно, а вот бутылки – только успевай выставлять...

Эмиль Сокольский

Мемориал в Заречном (4)

И наконец. ещё несколько слов о мемориале в хуторе Заречном близ посёлка Каменоломни – о фамильном захоронении семьи Тадевосянов. В возведении мемориального комплекса участвовали коллектив «Желдорсервиса» (им руководил ушедший из жизни Самвел Тадевосян). По решению  инициатора строительства – Сейрана Тадевосян – на террасе ниже храма с мемориалом возведены трапезные и кухня: жители посёлка Каменоломни могу именно здесь поминать родных и близких – и причём совершенно бесплатно.
Пример широты души и бескорыстия!



Collapse )
олень

Из воспоминаний Лемонта Харриса (3)

Завершаем публиковать отрывки  из воспоминаний Лемонта Харриса «Мой рассказ о двух мирах» (сайт «Лефт.ру»), специалиста из США, работавшего в 1929 году в Целине: он помогал нам в ремонте завезённой из Америки техники. На фото – река Егорлык в Сальских степях.

«Было начало июля, и мы торопились, чтобы успеть подготовить комбайны к уборке быстро созревающего урожая. Нам это удалось, работая без выходных. Я стал комбайнёром на одном из них, а моим помощником – студент Харьковского сельскохозяйственного института, которому полагалось записывать, как работает машина: сколько перерабатывает зерна, сколько бензина и масла потребляет за час, какие бывают поломки. Такие же записи велись и на остальных десяти комбайнах, сделанных на четырёх различных фабриках. К концу сезона таким образом советские власти знали, какой именно из сделанных в Америке комбайнов наиболее подходит к здешним условиям.
«Полевым бригадиром комбайнёров была милая молодая женщина по имени Лидия Соболева, выпускница Ленинградского сельскохозяйственного института, для которой это была её первая должность. Она определяла, где должны работать комбайны, какие из полей с пшеницей обладали достаточно низкой влажностью для того, чтобы можно было начинать уборку, проверяла продукцию каждой машины. Мы стали хорошими знакомыми, и мне было очень по душе её общество.
Она рассказала мне о своей жизни. Её отец был священником русской православной церкви. Она скрыла этот факт при поступлении в институт, потому что в то время, когда предпринимались усилия для уничтожения последних следов царизма и аристократии, приоритет при получении высшего образования предоставлялся детям рабочих и крестьян. Сыновья и дочери бывших аристократов и духовенства находились в конце списка.
Однажды власти узнали об обмане Лидии, и её исключили из института. Но сокурсники верили в неё и начали сбор подписей за её восстановление, заверяя в
её верности Советской власти. Её восстановили, и она закончила учёбу.
Спустя 35 лет я путешествовал по Советскому Союзу с сельскохозяйственной делегацией, и ростовское отделение коммунистической партии устроило в нашу честь ужин. Я рассказал историю Лидии Соболевой главе нашей делегации, который передал её дальше. Во время ужина один из гостей встал: "Нам рассказали о дружбе, связывающей нашего гостя Лема Харриса с Лидией Соболевой – давно, в совхозе “Верблюд”. Мы связались с ней, и она приехала бы к нам сегодня, если бы не отдыхала сейчас в Кисловодске. Но мы хотим поздравить товарища Лема Харриса с таким выбором друзей, ибо Лидия Соболева продолжала все эти годы свою прекрасную работу и несколько лет назад стала Героем Социалистического Труда "».

Эмиль Сокольский

Эльфрида (рассказ Михаила Малышева)

Интересный рассказ от ростовского фотографа Михаила Малышева, опубликованный у него на странице в Фейсбуке 21 февраля.

У этой фотографии вот такая история.
В 1995 году в Ростове тусили Хранители Радуги, протестовали против строительства Волгодонской АЭС. Экоанархисты, одним словом. Я познакомился с ними, они позвали меня в гости – остановились они где-то в центре, рядом с центральным рынком. Помню эту странную квартиру, и совершенно необыкновенную хозяйку. Пожилая женщина, курившая папиросы, строгая и добродушная одновременно.
Ее звали Эльфрида. Сначала я думал, что это прозвище. Оказалось, это было ее настоящее имя – Эльфрида Павловна Новицкая. Я часто ее потом видел – на концертах Умки, на выставках. Она писала стихи, картины. Что важнее – она объединяла людей.
В 2010 году я жил в центре. Был июнь. Мы с моей приятельницей Катей любили гулять по старому Ростову. Я фотографировал. Если память меня не подводит, на Семашко и Баумана увидели Эльфриду.
Она сидела на ступеньках дома (прямо под окнами стояли стопки книг в человеческий рост) и курила беломор. Мы подошли к ней, поздоровались. Поговорили. Она предупредила, что не стоит пить из алюминиевых банок. Я сделал несколько снимков. Выглядела Эльфрида так, будто мы сейчас были не в Ростове, а на Кубе.
Удержаться было невозможно. Я выложил несколько снимков в ВК, отправил на конкурс – взял первое место. Катя с ней задружила, они много и часто общались.
Чуть позже услышал от знакомых, что Эльфрида была недовольна тем, что я ее сфотографировал. Мне было непонятно, почему так, она же не возражала, когда я ее снимал.
Мне ответили:
– Миш, ну она не видела просто. Она же слепая.
Это было как удар грома. Я был растерян и не знал, что делать.
В 2012 Эльфриды не стало. Ее похоронили в Танаисе. Спустя два года в Ростове состоялась выставка ее картин.
Осенью 2019 года на могиле Эльфриды поставили памятник. На нём – то самое фото. Ребята, которые этим занимались, сказали, что это лучший её портрет.
P. S. Странно, что про Эльфриду до сих пор никто не снял документальное кино.

Эмиль Сокольский

Бездна молчания

Бывает ли погода безрадостной?
Журналист Николай Андреев, в прошлом – сотрудник «Комсомольской правды», «Литературной газеты», «Известий», авто нескольких биографических книг, – несколько лет назад переселился из столицы в Калужскую область и зажил в собственном доме «помещиком». И однажды вспомнил: ведь я давно не был на Оке!
Повидав реку, он оставил в дневнике замечательную запись, которая перекликается со строками из Рубцова:

И только я с поникшей головою,
Как выраженье осени живое,
Проникнутый тоской её и дружбой,
По косогорам родины брожу...

«Бескрайнее осеннее небо. Серое с мрачными складками.
Человеку необходимы эти серые дни. Вот ударь зима, засверкай весна – с какой радостью встречу перемену. Радость потому что контраст. Человеку нужен контраст. Нужна серость. Серость успокаивает.
Серую дождливую осень принято осуждать. Осуждать осеннюю погоду. Будто мир создавался для человека. А мир создавался для собственного удовольствия и развлечения, а когда возник человек, развился в агрессивное к природе существо, то она, природа, призадумалась: а есть ли смысл в человеке? Природа тоже умеет думать, оценивать, делать выводы.
Какая бездна молчания!»