Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Эмиль Сокольский

Хранитель истории из Дубовского района

Валерий Александрович Дронов не раз уже присылал материалы для размещения в нашем блоге. Давно пора бы и показать этого неутомимого краеведа, автора без малого десятка книг об истории родного края.
Несколько лет назад была выпущена книга «Казачий Присуд», в которой Валерий Александрович рассказал о своих семейных корнях. Разуммеется, на историческом фоне.
В семье Дроновых было пять братьев. Двое после Гражданской войны умерли в эмиграции - это казачьи полковники Кирилл Константинович, атаман Верхнедонского округа и Леонтий Константинович, командир Донского казачьего полка. Двое Дроновых расстреляны – это Тихон Константинович (дед автора), казак хутора Казансколопатинского, урядник, смотритель станичного конно-плодового завода, расстрелян в станице Казанской после Верхнедонского восстания и Матвей Константинович, учитель, организатор РСДРП (б) на Верхнем Дону, член ревкома станицы Казанской, расстрелян в хуторе Дубровском. Дронов Иван Константинович - казак хутора Казансколопатинского станицы Казанской, хлебороб, красноармеец 5-го кавалерийского Социалистического полка, погиб в боевых действиях.
Ну а сам Валерий Александрович родился в 1949 году в станице Казанской Ростовской области. С 1960 года проживает в Дубовском районе. Окончил Ростовский государственный университет. Работал токарем, учителем, был комсомольским, партийным работником, сотрудником МЧС, 16 лет отдал службе в МВД РФ.
Место в истории донского края он занял прочно: своими книгами.

Эмиль Сокольский

Фонари-сторожа

Памятник в центре хутора Недвиговка, растянувшегося вдоль Мёртвого Донца (и, соответственно, вдоль железнодорожного полотна), установлен во славу погибших односельчан и воинов-освободителей Советской Армии (около ста жителей Недвиговки не вернулись с фронтов Великой Отечественной войны).
Вдоль ведущей к нему дорожки – скамейки. И фонари, – словно сторожащие покой павших, словно сама недремлющая память о них!



Эмиль Сокольский

Памятник воинам-интернационалистам в Грушевской

3 мая 2015 года в станице Грушевской, на аллее Славы, на специально оборудованной площадке, в торжественной обстановке открылся памятник Александру Михайлову, который погиб в афганистане; точнее говоря, этот памятник – всем воинам-афганцем.
Прежде он был установлен в другом месте – на территории, которая, как потом оказалось, была отведена для строительство аэропорта «Южный», и казаки-станичники во главе с атаманом Александром Апонасенко выступили с предложением перенести памятник именно сюда.

Эмиль Сокольский

Маргарита Блазо: спор продолжается

Разгорелся спор о статье Д. И. Зенюк "Тайна Маргариты Блазо"
Приводим (с небольшими сокращениями) аргументы автора на опубликованные здесь, в Живом журнале (18 мая), некоторые несогласия с ней.


Рад продолжить дискуссию, но вот принять версию о самоубийстве по-прежнему не могу. Начнём с того, что я не "утверждаю", а предполагаю. В статье я это специально подчеркнул. Из всевозможных версий именно эта показалась мне наиболее вероятной. Но УТВЕРЖДАТЬ без документальных подтверждений я не считаю возможным, и мне неприятно когда это делают другие.
Аргументы против версии о самоубийстве:
1) "Дмитрий утверждает, что автор эпитафии опустил слово "красивая". Зачем? Если вставить слово "красивая", двустишие не становится ни хуже, ни лучше".
Это очень субъективное мнение. Эпитафия явно имеет стихотворную форму: размер полностью выдержан (и в первой и во второй строчке по три слова); присутствует рифма: "покрыта – Маргарита" и "цена – дана".
2) Автор комментария также не учитывает различия мировоззрения человека XXI века от мировоззрения человека XVIII века. То, что тогда казалось очевидным, нам уже таковым не кажется. Яркий пример – сокращения на нательных крестиках. Большинство современных людей не поймут и половины этих сокращений, а люди начала XX века знали значение каждого из них. Вполне вероятно, что для современника Маргариты Михайловны, игнорирование слова "красивая" не лишало смысла написанного. Сам факт возникшего между нами спора доказывает это: в конце XVIII века эпитафия была понятна каждому. Кстати, ярким примером этого "недопонимания поколений" служит фраза: "не уберегшему молодую девушку" – от этой фразы веет XXI веком. А в XVIII веке 33-летняя женщина не могла восприниматься "молодой девушкой". Выйдя первый раз замуж лет в 13, она к 33 годам уже успела родить троих детей и дважды побывать замужем :) Это замечание, конечно, несущественное, но весьма показательное.
Collapse )

Полностью здесь: http://donvrem.livejournal.com/123526.html

Эмиль Сокольский

Ответ на статью о Маргаритове

К нашему посту от 15 мая «Село Маргаритово и его обитатели» мы получили интересный, развёрнутый комментарий от Андрея Соколова. Думаем, что этот комментарий следует дать как отдельную запись.

«Автор статьи, к которому я отношусь с большим уважением, несколько лет назад познакомил меня со своей трактовкой эпитафии на могиле Маргариты. Тогда же я высказал ему свои сомнения. Повторю их здесь.
Возьмём первые строки текста с могильной плиты:
"Землею здесь покрыта, лицом, душею Маргарита".
Дмитрий утверждает, что автор эпитафии опустил слово "красивая". Зачем? Если вставить слово "красивая", двустишие не становится ни хуже, ни лучше.
"Землею здесь покрыта, красивая лицом, душою Маргарита"
Стройной размерности как не было, так и нет. Но выброшенное слово "красивая" совершенно лишает смысла это двустишие, если воспринимать его как похвалу Маргарите.
Но всё становится на свои места, если предположить, что несчастная Маргарита наложила на себя руки. Тогда двустишие обретает смысл. Как известно, души самоубийц имеют иную "судьбу", чем души умерших своей смертью. По некоторым верованиям, они остаются в теле покойного.
Обратимся ко второму двустишию.
"Такая ей цена от общества дана".
Какая "такая"? В первом двустишии нет никаких слов об оценке качеств Маргариты. В первом двустишии есть только констатация погребения. Даже если предположить, что в первом двустишии должно быть слово «красивая», всё   равно нет никакой смысловой связи между первым и вторым двустишиями. Была Маргарита красивая душой и лицом, умерла, похоронена. Причём тут цена, данная обществом?
И опять всё становится на свои места, если принять версию о самоубийстве. В этом случае второе двустишие обретает форму совершенно ясного упрёка, который автор эпитафии хотел бросить обществу, не уберёгшему (или сгубившему) молодую девушку. Здесь ключевое слово "ЦЕНА". Это слово, применённое к человеку в форме существительного, может означать только сожаление или презрение. "Какая его ЦЕНА?", "Такая его ЦЕНА". В форме прилагательного это слово может иметь много положительных оттенков. В форме существительного – нет.
И последний довод: Где крест на могильной плите?»

олень

Кому мешают «уши»?

От рук вандалов в нашем городе страдают не только известные памятники истории и культуры, но и милые, домашние парковые скульптуры: всеми нами любимые герои сказок и мультфильмов. Каждый раз сжимается сердце, когда видишь их разбитыми. Например, Чебурашке из парка им. Н. Островского так часто отбивали уши, что было решено совсем убрать беднягу и теперь крокодил Гена стоит в одиночестве. Наверное, люди, глумящиеся над гипсовыми фигурками, с систематической жестокостью калечащие их, никогда не были детьми. Чем и почему так ожесточены их сердца?
Отрадно то, что, несмотря на вандализм, в Ростове продолжают появляться и радовать нас новые сказочные герои, например, на площади Народного Ополчения установили Доктора Айболита, Красную Шапочку, Машу и Медведя, Лису и Колобка и др. Но и в их рядах уже есть потери - Доктор Айболит остался без фонендоскопа!
Уши1Уши2уши3
олень

Гибель старой Цимлы

gelmbrehtЛеонид Карлович Гельмбрехт (1903-1997), основатель и заведующий Цимлянского опорного пункта по виноградарству Всероссийского научно-исследовательского института виноградарства и виноделия имени Я. П. Потапенко (Новочеркасск).
Родился в пригороде Петербурга – Гатчине, в православной семье. Его дед, выходец из Германии. Леонид окончил Петроградский агрономический институт. В 1923 году он с мамой и сёстрами (отец умер во время голода) переселился в станицу Цимлянскую. Здесь он занялся научно-исследовательской работой по изучению условий выращивания винограда на придонских песках.
В период строительства Волго-Донского канала переносил цимлянские виноградники на новое место. Вот как начинается глава, посвященная этому трагическому событию в его книге воспоминаний «Жизнь прекрасна»:

«В 1948 году стало известно, что нашему району предстоит пережить тяжелейший удар. Район лишался своих исключительно ценных долинных низменностей: равнин. Не станет и знаменитых цимлянских виноградников. Лучшие земельные угодья района – золотые пески, придонские луга, более половины старых станиц и хуторов, включая станицы Цимлянскую, Кумшацкую, Нижне-Курмоярскую и другие, окажутся на дне Цимлянского водохранилища. А население, чьи предки веками жили в этих благодатных местах, подлежит расселению в открытой степи».

Публикация «Гибель старой Цимлы» посвящена 110-летию со дня рождения Л. К. Гельмбрехта.