Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Эмиль Сокольский

Мемориал в Заречном

Если ехать в Ростов со стороны города Шахты – на машине ли, на электричке, – то справа можно увидеть на террасе высоком холма нечто, похожее на небольшой монастырь: церковь и какие-то строения, растянутые по этой террасе.
Это не монастырь, это мемориал, созданный Сейраном Сандроевичем Тадевосяном. На его средства.
Здесь, в хуторе Заречном, уже много лет располагается кладбище посёлка Каменоломни; слева от этого кладбища громоздилась мусорная свалка. Мемориал – именно на месте бывшей свалки.
Уроженец Армении, Тадевосян с семьёй переселился на Дон. Отсюда пошёл в армию, здесь работал в совхозе, получил два высших образования, был избран депутатом Собрания депутатов Октябрьского района Ростовской области. Помогал малоимущим, ветеранам, дому престарелых, детскому приюту. Нашёл работу и своим родственникам. А после безвременной смерти брата Самвела принял решение перевезти сюда прах родителей и устроить родовое захоронение.
Выстроил храм в честь святого пророка Самуила, выложил гранитными плитами мемориал, возвёл отвесную опорную стену, на которой изображены портреты родителей и брата. Проложил асфальтированную дорогу, устроил стоянку.
Это было главное, но ещё не всё.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Из воспоминаний Лемонта Харриса

На сайте «Лефт.ру» я обнаружил отрывки  из воспоминаний Лемонта Харриса  «Мой рассказ о двух мирах»,    специалиста из США, работавшего в 1929 году в Целине: он помогал нам в ремонте завезённой из Америки техники. По-моему, это очень интересно! Я скопировал три отрывка; вот один из них.

 «Мы прибыли в Ростов около полуночи, шёл проливной дождь. Один из моих попутчиков нёс на плече мой короб с инструментами, он довёл меня до ближайшего отделения милиции и сказал там, что мне нужна гостиница.
На следующий день, думая, что Харольд Уэйр или его переводчик, Харри Минстер из Коннектикута могут находиться в Ростове, я начал наводить справки о них в
главном отделений милиции. Меня привели в большой архив, и оба имени нашли в
файлах. Они показали мне, в какой гостинице американцы обычно останавливались, но заверили, что в тот день их в Ростове не было. Файлы на иностранцев были весьма полные по информации. Позднее, когда я жил в Ростове, кто-то прислал мне из Америки письмо, адресованное так: “Лемент Харрис, Москва СССР” - и письмo дошло до меня по моему ростовскому адресу!
Вечером я поездом поехал в находящуюся неподалёку казацкую станицу Егорлыцкую, где находилась штаб-квартира фермы Уэйра. Поезд приехал туда к полуночи, по-прeжнему шёл дождь. Попутчик точно так же помог мне донести вещи и узнать, кудa мне надо направляться. Меня привезли в дом крестьянина, который предназначaлся для новоприбывших работников, ещё не нашедших места для постоя.
На следующее утро я отправился осматривать ферму. Неподалеку от вокзала было
много сельскохозяйственной техники на различной стадии сборки, многоe – ещё в
американских контейнерах. Я не увидел полей с растущим урожаем, но неподалёку
от вокзала возвышался новенький элеватор с красным флагом наверху.
Во времянке, где разместились кузня, столярная мастерская и оборудование, я
нашел МакДауэлла, американца из одного из западных штатов, занимавшегося ремонтом и строительством. Он принял советское гражданство, женившись на русской женщинe из Ростова.
Мак приветствовал меня и спросил, чем. я собираюсь заняться.
"Я приехал сюдa, чтобы работать."
"Замечательно. Ты знаешь, что рабочий день начинается у нас около пяти утра?"
"Это меня не пугает, я привык начинать работу в такое время на ферме в Пенсильвaнии"»

Эмиль Сокольский

В память о чернецовцах

Несколько слов в заключение рассказа о Троицком храме в хуторе Волченском Каменского района.
В 2014 году близ церковного двора были захоронены останки девяти молодых бойцов белого партизанского отряда полковника Василия Михайловича Чернецова, павших мученической смертью близ железнодорожной линии  Лихая – Царицын. Тела остальных погибших пока не удалось обнаружить.
При освящении памятника на могилах учащиеся кадетского корпуса произвели из винтовок салют. После освящения могилы и креста отец Павел окропил водой всех присутствовавших и пригласил в храм, чтобы выразить благодарность за службу.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Возродившийся храм

Итак, возвращаясь к разговору о Троицком храме в хуторе Волченском (https://donvrem.livejournal.com/477239.html).
3 сентября 2008 года были установлены кресты на куполах, а через два года – и колокола.
13 сентября следующего года отец Павел провел праздничную литургию; полным ходом пошла реставрация, благоустройство интерьера.
И вот что нам, группе путешественников по Каменскому району, открылось тёплым июльским вечером 2019 года.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Попытки восстановления храма в Волченском

В 1885 году в хуторе Волченский, что под Каменском, заложили храм Святой Троицы, и через семь лет построили. И стоит он до сих пор, странный, экзотический, неожиданный для казачьего Дона — будто работали над ним мастера с греческого Афона.
Закрыли церковь в 38-м, а открыли при немцах (хутор оккупировали в июле 42-го, освободили 13 февраля 43-го). А снова закрыли в 1961-м: предлог – по одной версии, неуплата налога. По другой – старушки писали на батюшку кляузы: что-то не поделили священник и хуторской совет; и будто батюшка пел церковные песни под баян, и это вызывало возмущение у прихожан.
Одним словом, в здании устроили зерносклад. А когда пошли разговоры о восстановлении, колхоз «Победа» и помогал выбирать оттуда мусор и вывозил всякий хлам. Собрали деньги (помогли бизнесмены и фермеры), за дело взялся заезжий энтузиаст, кое-что закупил… и исчез.
В 2003 году снова собрались в клубе на сход, подобрали инициативную группу, десять человек, снова стали понемногу собирать деньги.
Появился  счёт в банке, и батюшку нашли, который согласился жить при храме. Но снова возникли какие-то непонятные трудности, и дело заглохло. Чтобы понять в чём дело, следовало съездить в этот Волченский; да поездка всё откладывалась и откладывалась.
И лишь в начале лета 2019 года, по случайному стечению обстоятельств, мне удалось навестить Волченский; об этом чуть позже.



 
Эмиль Сокольский

Хутор Волченский: взгляд с высоты

Одно из живописнейших мест Каменского района Ростовской области – хутор Волченский, близ Каменска-Шахтинского.
Едешь к нему – вначале всё достаточно обыденно: долгие одноэтажные городские окраины, и тем радостней – вырваться на свободу волнистых полей.
Волченский спрятался в длинную балку. Вначале она ощетинивается скалистым гребнем, затем накрывается деревцами, склоны постепенно теряют высоту, и Волченский, которому вначале было тесно, раздаётся вширь, и вот уже дорога снова вышла в поля, потерялись из виду скалы, остался далеко внизу зелёный хвост узкой земной впадины, осталась внизу и большая часть хутора — разброс домиков с огородами.
Хорошо здесь постоять в знойный летний день: по склонам раскинуты жёлтые ковры донника, куда разноцветно вплетаются клевер, горец, шалфей, медуница; сладкие ароматы наплывают отовсюду… Не умолкая гомонят воробьи…
Один из культурных центров в хуторе – построенная в 1986 году в верхней, современной части хутора большая, просторная, образцовая, признанная одной из лучших в России, школа; при ней свой огород, теплица, кролики…
Вот тебе и «спрятанный» в балке хутор!

Эмиль Сокольский

Понравились и Таганрог, и Ростов

«Если бы я был богат, – писал Чехов, – то непременно бы купил тот дом, где жил Ипполит Чайковский».
Речь о доме близ старой каменной лестницы к морю, на Греческой улице; там сейчас нотно-музыкальный отдел Таганрогской библиотеки. С 1883 по 1894 год дом принадлежал Ипполиту Ильичу Чайковскому, морскому офицеру, председателю Комитета по заведованию городскими мореходными классами. Весной 1886-го, 1888-го и осенью 1890-го к нему в гости приезжал брат Пётр Ильич. Упоминание о Таганроге есть только в письмах 1886 года:
«Ипполит катал меня на своём пароходе по морю, а в кабриолете по городу и показал все достопримечательности. Дворец, где умер Александр, очень заинтересовал меня. Дорога до Ростова (вдоль берега моря и рукава Дона) и самый Ростов мне чрезвычайно понравились»
Это отрывок из письма к брату Модесту; в нём упоминается император Александр I: дом, где он дважды останавливался (и в последний раз – умер от лихорадки) – чуть дальше по Греческой, затемнённый деревьями. В Таганроге до сих пор можно слышать о том, что именно огромная шелковица близ «дворца Александра 1», который навещал  Пушкин в июне 1820 года, стала в стихах «дубом у лукоморья».





Collapse )
Эмиль Сокольский

Деревянная резьба на Нижнебульварной

Выразительное, даже немного торжественное название для улицы – Нижнебульварная!
Улица, правда, совсем не торжественна: она тиха, коротка и обычно безлюдна; это самый «низ» Старого Ростова; идёт она параллельно Дону, но сама река прячется за ведомственными заборами.
А вот насчёт выразительности – это да: есть на Нижнебульварной несколько выразительных дореволюционных каменных зданий; но самое удивительное здесь – резные ворота одного из частных владений; это кто ж придумал явить такое искусство? У нас на Дону таких традиций вроде не водится. Тем ценней этот затаившийся уголок нашего города.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Тополиный коридор

Волгодонск, Старый город, центр. Аллея тополей; по обе стороны – проезжая часть. Зрелище в высшей степени живописное и грандиозное, – нескончаемый коридор! Это аллею вполне можно признать памятником природы, существующим с года основания города. По крайней мере – достопримечательностью! Только никому такое не приходит в голову: улица да и улица…