Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Эмиль Сокольский

Чеховский салат

Особенно удачное время что-то придумать из блюд. Не обратить ли внимание на воспоминание Гиляровского о семье Чеховых («Москва газетная. Друзья и встречи»)?
Переехав в Москву, первое время Чеховы жили очень бедно; «всё, начиная с ужина, на который подавался почти всегда знаменитый таганрогский картофельный салат с зеленым луком и маслинами, выглядело очень скромно». Если сказано «салат» да к тому же и «Таганрог» (северянин Гиляровский больше ничего не уточняет), то значит, отварной картофель можно пересыпать не только порезанными маслинами, но и зеленью (петрушкой, укропом), а если нарезать и солёные огурцы – так, наверное, и солить не потребуется.
Ну и масла оливкового можно добавить (в чеховские времена оно называлось прованским)..
Почему с улучшением материального положения Чеховы перестали готовить это блюдо? Может, оно им за много лет попросту успело надоесть; его вытеснила другая, «столичная» еда.



Слева направо, стоят: Иван, Антон, Николай, Александр и М. Г. Чехов (дядя писателя); сидят: Михаил, Мария, П. Е. Чехов, Е. Я. Чехова, Л. П. Чехова (тетя писателя), Георгий Чехов (двоюродный брат писателя). Фотография С. С. Исаковича, Таганрог, 1874
Эмиль Сокольский

Расписной гараж

Одно из проявлений уродств в городе – это гаражи. Кое-откуда их начали убирать: например, исчез «гаражный ансамбль» с улицы Каяни, потихоньку стали вывозиться гаражи с Дачного посёлка… Но вот какая приятная картина: в Нахичевани, на 26-й линии, глаз, скользя по уличному фасаду, вдруг видит гараж, – но это чудо-гараж! И он сам, и прилегающие к нему дворовые пристройки разрисованы романтическими сюжетами! Этакий лубок неизвестного «мастера кисти». Гараж органично и даже нарядно вписывается в уличную застройку.
Умеют же люди!

Эмиль Сокольский

Рухнувший старожил

Это Безымянная балка, район так называемого Дачного посёлка, ограниченного улицами Ленина и Нансена. Тополя, которые на фотографии, посажены по всей видимости в 60-е годы, тогда же была и построена школа № 93 . Деревья, нависая над балкой, с этой стороны огораживали и большую площадку.
И вот на одно дерево стало меньше: это последствия сильнейших порывов ветра, случившихся в Ростове в конце февраля. Не устояло…

Эмиль Сокольский

Таганрогский богач

В скором времени мы опубликуем здесь ссылку на отрывки из небольшой книги «По Чёрному морю: Очерки и картинки» (Санкт-Петербург, 1891), размещённые на сайте «Донского временника». Её автор – журналист, беллетрист, этнограф и путешественник, сотрудник газеты «Новое время» Николай Николаевич Лендер.
Вот фрагмент.

«В былое время в Таганроге текла широкая жизнь; среди местного населения были свои Крезы – миллионеры  из греков; имена их живут до сих пор в памяти старожилов. Кому в Таганроге не известны колоссальные богатства покойного Алфераки, весьма популярного в  шестидесятых годах, ведшего большое хлебно-торговое дело и кроме того занимавшего несколькие видные должности. Дом покойного Алфераки – немой свидетель этого прошлого. Я был в этом доме. Это не дом, а дворец с великолепным барским входом, с чудною залою для балов. Лет тридцать тому назад здесь гремели ещё звуки музыки и веселились гости этого тароватого радушием и хлебосольством хозяина. Апартаменты Алфераки поражают величественной архитектурой, пышной отделкой, тонкой художественной живописью на потолках и прочими затеями широкого барства. Какая жизнь текло в этих залах!, сколько блеска и довольства разливали кругом эти магические миллионы, думается вам. когда величавая стройность архитектуры  и строгое изящество убранства ласкают ваш взор. И всё это в прошлом!.. «Где стол был яств», припоминается фраза поэта… С недавнего времени дом-дворец Алфераки утилизирован  для современных практических целей – в них приютился местный коммерческий клуб; по вечерам обычные заседания за зелёными столами, в саду гремит музыка, шныряют буфетные человеки…»

Эмиль Сокольский

Константин Симонов об освобождённом Ростове

14 февраля 1943 года был освобождён Ростов-на-Дону.
Из книги Константина Симонова. «Разные дни войны. Дневник писателя»; благодарим Геннадия Гордеева (Законодательное собрание Ростовской области) за выписку.


«...Ростов. Мрачный, выжженный, малолюдный. Более или менее уцелела только окраинная часть города, Нахичевань, с маленькими одноэтажными домиками. Все центральные улицы разорены, обледенели, холодны, черны.
По улице идет немолодой измождённый человек, тянет за веревку салазки. На салазках гроб, сбитый из двух фанерных ящиков. На ящиках написаны знакомые слова “Папиросы “Дукат”. Ростов-на-Дону”.
Не знаю, как будет, но сейчас мне кажется, что, вспоминая потом об этих отчаянных днях войны, отчаянных не с точки зрения военного положения – мы уже почти повсюду наступаем, –  а с точки зрения того, в каком состоянии находятся страна и люди, я всегда буду вспоминать эту ледяную ростовскую улицу, этого человека и этот гроб из двух папиросных ящиков.
В последние дни чувствуется, что после взятия Ростова и выхода к реке Миус мы уткнулись здесь в прочную, заранее подготовленную немцами оборону».

Эмиль Сокольский

Понравились и Таганрог, и Ростов

«Если бы я был богат, – писал Чехов, – то непременно бы купил тот дом, где жил Ипполит Чайковский».
Речь о доме близ старой каменной лестницы к морю, на Греческой улице; там сейчас нотно-музыкальный отдел Таганрогской библиотеки. С 1883 по 1894 год дом принадлежал Ипполиту Ильичу Чайковскому, морскому офицеру, председателю Комитета по заведованию городскими мореходными классами. Весной 1886-го, 1888-го и осенью 1890-го к нему в гости приезжал брат Пётр Ильич. Упоминание о Таганроге есть только в письмах 1886 года:
«Ипполит катал меня на своём пароходе по морю, а в кабриолете по городу и показал все достопримечательности. Дворец, где умер Александр, очень заинтересовал меня. Дорога до Ростова (вдоль берега моря и рукава Дона) и самый Ростов мне чрезвычайно понравились»
Это отрывок из письма к брату Модесту; в нём упоминается император Александр I: дом, где он дважды останавливался (и в последний раз – умер от лихорадки) – чуть дальше по Греческой, затемнённый деревьями. В Таганроге до сих пор можно слышать о том, что именно огромная шелковица близ «дворца Александра 1», который навещал  Пушкин в июне 1820 года, стала в стихах «дубом у лукоморья».





Collapse )
Эмиль Сокольский

Чехов не любил Таганрог? Извините...

Впечатление унылой пустынности и ненужности… Тоска при виде домиков с подслеповатыми окнами и неизменными ставнями… Кажется, что бродишь по тихому кладбищу… Безличный город, где уныло живут хмурые люди, где жизнь похожа на грустные сумерки…
Так писали о чеховском городе. А как ещё закреплять за ним незавидную репутацию, как же без серой жизни, ионычей и футлярных людей, – ведь не по-чеховски будет!
Но откроем «Огни», рассказ по всем приметам таганрогский: «Город чистенький и красивый, как игрушка, стоял на высоком берегу и уж подёргивался вечерним туманом. Золотые главы его церквей, окна и зелень, отражали в себе заходившее солнце».
До сих пор напирают на то, что Чехов не любил своего города. Однако: «Таганрог становится красивым, жить в нём скоро будет удобно – и вероятно, в старости (если доживу) я буду завидовать вам»… «Если бы не бациллы, то я поселился бы в Таганроге»… «Я охотно поселился бы в Таганроге, если бы там была зима помягче»… «Если бы в Таганроге был водопровод, продал бы я свой дом в Ялте, и приобрёл бы какое-нибудь логовище в Таганроге… и зажил бы здесь навсегда»…
Чеховский Таганрог – не только «грустные сумерки».


 
Эмиль Сокольский

Ростовские «курени»

В продолжение темы о домах старого Ростова, построенных по типу куреней. На улицах Седова, Красных Зорь и близлежащих можно найти несколько интересных образцов, некоторые из которых выглядят ну прямо чудовищно: с учётом рельефа домики вознесены на высоченный каменный цоколь, «заменяющий» (или, может, лучше сказать –  имитирующий?) так называемые «низы», – такое вот «народное творчество», довольно неуклюжее, но что поделать? – видимо, другого варианта не нашлось.



Collapse )
Эмиль Сокольский

В казачьем духе

Некоторые приезжие (путешественники, туристы), как оказалось, считают, что Ростовская область – это сплошь казаки, ну и, конечно, что Ростов – казачий город. Ладно бы так говорили о Новочеркасске, – это казачья столица, но Ростов-то – исторически город многонациональный!
Казаки, конечно, не исключается; на старых улицах «низового» Ростова можно даже увидеть… ну, не курени, конечно, но дома, построенные по принципу куреней: с «низами» и «верхами». Да, в них нет открытых галерей, но приёмы просматриваются отчётливо. Таких домов немного; тем ценнее те, что сохранились.
Вот один из таких домов; если не ошибаюсь, это улица Седова. Или соседняя… В общем, в том районе.

Эмиль Сокольский

Деревянная резьба на Нижнебульварной

Выразительное, даже немного торжественное название для улицы – Нижнебульварная!
Улица, правда, совсем не торжественна: она тиха, коротка и обычно безлюдна; это самый «низ» Старого Ростова; идёт она параллельно Дону, но сама река прячется за ведомственными заборами.
А вот насчёт выразительности – это да: есть на Нижнебульварной несколько выразительных дореволюционных каменных зданий; но самое удивительное здесь – резные ворота одного из частных владений; это кто ж придумал явить такое искусство? У нас на Дону таких традиций вроде не водится. Тем ценней этот затаившийся уголок нашего города.



Collapse )