Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Эмиль Сокольский

Братское кладбище в Ростове

Братское кладбище – одно из старейших в Ростове; другие городские кладбища ХVIII и ХIХ веков не сохранились. Интерес ростовчан к этому историческому некрополю с годами не утрачивается: ведь в городе трудно найти семью, которая, хотя бы во втором поколении не хранила память о могилах родственников на Братском кладбище.
Рассказываает Любовь Волошинова.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m16/5/art.aspx?art_id=1741

Эмиль Сокольский

Мемориал в Заречном (4)

И наконец. ещё несколько слов о мемориале в хуторе Заречном близ посёлка Каменоломни – о фамильном захоронении семьи Тадевосянов. В возведении мемориального комплекса участвовали коллектив «Желдорсервиса» (им руководил ушедший из жизни Самвел Тадевосян). По решению  инициатора строительства – Сейрана Тадевосян – на террасе ниже храма с мемориалом возведены трапезные и кухня: жители посёлка Каменоломни могу именно здесь поминать родных и близких – и причём совершенно бесплатно.
Пример широты души и бескорыстия!



Collapse )
Эмиль Сокольский

Краевед из Синявки

«С Георгием Прокофьевичем Ефименко я познакомилась на одной из августовских конференций учителей. Он выступал по злободневной на тот момент теме (впрочем, таковой она остается и сейчас) – воспитание детей в семье»,. – так начинается материал журналиста Раисы Тодыки о краеведе из села Синявское Неклиновского района.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m4/4/art.aspx?art_id=1716

Эмиль Сокольский

Из семейного архива Тимофея Рубана

«Интереснейшим открытием для специалистов стал архив семьи Рубан, собиравшийся в 10–60-е годы XX века Мефодием Андреевичем Рубаном, а в дальнейшем его сыном Геннадием Мефодиевичем. Коллекция документов после их смерти хранится в семье, но до сих пор не разобрана».
Так начинается статья Ольги Семёновой – научного сотрудника лаборатории истории и этнографии Федерального исследовательского центра Южного научного центра Российской академии наук. Гражданская и Великая Отечественная война в жизни семьи – вот основная тема этой работы.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/3/art.aspx?art_id=1713

Эмиль Сокольский

Поступок дворянина Григория Сарандинаки

Очередной материал о семье Сарандинаки – донских помещиков греческого происхождения;
он предоставлен нам постоянным автором «Донского временника» Еленой Высоцкой. «Поступок дворянина подполковника Георгия Сарандинаки, движимого большой любовью к жене и детям, заслуживает благодарной памяти потомков», – заключает автор; а вот и сама история.
http://www.donvrem.dspl.ru/Files/article/m2/3/art.aspx?art_id=1668

Эмиль Сокольский

Памятник семье

Интересная скульптурная композиция стоит в станице Мишкинской, – на самой вершине возвышенности, близ Дома культуры – «осколок» от советского времени.
Что это?
А композиция посвящена счастливой и крепкой семье. Установлен памятник был на средства богатейшего колхоза имени Максима Горького, при его председателе Николае Тихоновиче Засобе. Засоба и Дом культуры построил, и детский сад, и школу, и больницу… Вот так, не надеясь на милости государства, президента, не жалуясь, «как плохо живём», человек создавал культурное пространство в тогдашнем хуторе Большой Мишкин,  ныне – станице Мишкинской!

Эмиль Сокольский

Прошлое купеческого домика (окончание)

Из записок выпускника Ростовской Архитектурной академии Николая Стасенко

Однажды ночью кто-то тихо постучал в закрытую ставню. Аня прижала к себе детей. Снова постучали... И тут Аня, собрав все силы закричала: «Караул!» Как тогда, под Батайском, по пути в эвакуацию, когда ей послышался гул немецких самолётов: «Караул!» – кричала она и весь эшелон разбежался по степи. «Пристрелю!» – орал тогда брат Пётр. «Караул!» – кричала она и сейчас.
– Дура, не ори! Это же я вернулся! – услышала знакомый, родной голос Саши. Послали его с японцами воевать! Открыла дверь. На пороге стоял её Саша, со звездой на груди! Подарков привёз, мануфактуры разной...
Хорошо зажили! Саша вернулся здоровый и целый. Вернулся на завод, Аня работала на эмальзаводе рядом.
– Я ему рубашку выстираю, наглажу, он у меня такой красивый был, намоется, побреется и на скачки. А я хату белить, чтоб сияла! А он проигрывал деньги, пропивал с дружками, да он потом и всю мануфактуру трофейную пропил-прогулял, себе ничего не сшила. Ну да ничего, он у меня такой хороший был...
А в пятьдесят Саша умер от мучительного рака.
– Вот и прожили мы с тобою жизнь, Аннушка...
Аня прожила ещё тридцать два года. Дочки уже были замужем, за хорошими людьми, внуки были, Ане некогда было думать, помогала детям, внукам. Продала пол-участка, на мебель младшей надо было, потом ещё на что-то, потом ещё. Но дом стоял и каждый выходной Аня его белила. Дом был большой, места всем хватало. Младшая с семьёй съехали на свою квартиру. Зять был большим человеком, дали жильё. Но были частыми гостями .
–Анна Родионовна, приготовите ужин, я продукты пришлю, а то гости будут, а у нас тесно, да и стол у вас большой! Кто там только не побывал из знаменитостей. Пели, пили, ели, стихи читали, смеялись! Были там в числе и других, Миронов и начинающая Пьеха...
А из-за шторки подглядывали за всем интересным чёрненькие глазки маленькой Светы...
Потом старшему зятю дали квартиру, Аня плакала, что одна теперь, без любимой Светочки. Но квартира рядом, на Пушкинской. Весь день она с внучкой, а на ночь уходила в свои две комнатки, которые оставила себе, а остальное продала, дочкам помогала квартиры обставить...
Потом Аня перебралась на Пушкинскую, не уходила, но под кроватью всегда стоял её чемодан с небогатым скарбом, парой платьев, да узелком «на смерть». Комнаты так и стояли, с нехитрой мебелью, на всякий случай: вдруг с зятем не уживусь.
Зять умер...
Ходил иногда убирал её комнаты, прикоснулся к богатой истории дома. Потом однажды достал чемодан из- под кровати, выкину, говорю, никто вас не обидит, Анна Родионовна!
– Выкидывай, Коля, тебе верю! Вынес!
– Коля, на деньги, купи серебрянки, сходим Саше гробничку покрасим!
– Конечно. Собрались.
– Не пойду, он паразит гулял от меня. Сборы были часто, но так и не сходили...
Аня и умерла , заботясь о нас, чистила тыкву для каши к ужину, инсульт, ухватилась за горячую трубу. Её любимая Светочка плакала и не могла разжать руки, худые, но сильные...
Продали Анины комнаты...


фото автора
Эмиль Сокольский

Красносулинским шахтёрам

Продолжаем «открывать» новые памятники.
Два года назад по инициативе благотворительного фонда «Слава шахтёра» на средства частных лиц и организаций в самом центре Красного Сулина был установлен памятник шахтёрам – в память о погибших и в знак благодарности живущим. На торжественном открытии присутствовали официальные лица, шахтёры с семьями, казаки прочие горожане.



Collapse )
Эмиль Сокольский

Шолохов у Логачёвых

Из работы Юлии Лихоносовой, 2010:

«Тихон Андреевич Логачёв, присланный в 20-е годы для работы в Миллерово, а позже назначенный на должность Председателя Вёшенского райисполкома, и Михаил Александрович Шолохов, стали друзьями. Сын Тихона Андреевича, Владилен, воспитывался вместе с детьми Михаила Александровича, учился в одном классе со Светланой Шолоховой и практически был приемным сыном Шолоховых. Дружба отцов пережила годы и была проверена не только временем, но и суровыми испытаниями репрессий 30-х годов, когда Тихона Логачева арестовали, как врага народа. Шолохов принял самое активное участие в судьбе семьи. Владилен Тихонович Логачёв прошёл дорогами войны, стал партийным и государственным работником в Миллерово, сейчас он Почётный гражданин города. По пути следования из Москвы в Вёшенскую Михаил Александрович частенько останавливался в доме у Логачёвых. Ему нравился уют, и особая атмосфера этого дома, радушие хозяев – Любови Власовны (ныне покойной) и Владилена Тихоновича. Владилен Тихонович вспоминает, как Шолохов и в гостях не мог отдыхать – вставал в четыре утра и садился за стол, что-то писал. Дом Логачёвых – это маленький музей, среди ценных экспонатов – письма Первому секретарю Миллеровского горкома партии В. Т.Логачёву, книги с дарственными надписями Михаила Шолохова, а в семейном альбоме множество фотографий, запечатлевших встречи с писателем. Сохранилась кровать, где отдыхала Мария Петровна, стол, за которым работал Шолохов, на столе – портрет писателя, подаренный семье Логачевых не задолго до смерти Михаила Александровича».
http://pandia.ru/text/77/388/98661.php



Collapse )
Эмиль Сокольский

Прогулка по хутору Лихому

окончание

И ещё несколько слов о хуторе Лихом.
Места близ него красивые. Хутор – один из старейших в этих краях: возник в 1784 году. Войсковой канцелярией за хорошую службу старшине Константину Фомину было дозволено обосноваться здесь, в Бормотовой балке, и Фомин переселил сюда крестьян из Украины и Центральной России. А с середины ХIХ века хутор (он тогда назывался Фомино-Лиховской) стал быстро пополняться казачьими семьями, выходцами из Каменской и Гундоровской станиц. Жители занимались земледелием, а в конце ХIХ века – и работой на рудниках богатых предпринимателей; некоторые возили уголь на станцию Лихая. И не думали тогда, что добыча его через столетие придёт в упадок...