Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Эмиль Сокольский

Дон приютит всех

Бывший радиожурналист из Самары Константин Жибуртович оставил любопытную запись в Фейсбуке: это взгляд на Дон с Волги.

Бывший радиожурналист из Самары Константин Жибуртович оставил любопытную запись в Фейсбуке: это взгляд на Дон с Волги.
«Дон всегда вызывал во мне доброе умиление. Я, с детства привычный к необъятным просторам Куйбышевского водохранилища, где в ненастную погоду и вовсе не увидеть берегов, и к десятитикилометровой Волге у Самары, если идти зимой от берега до противоположного, именовал Дон очаровательной лужей, в которой невесть как осуществляется судоходство.
Втайне гордясь огромной вольницей малой родины, я душил в себе голос критика – а он бы мог произнести очевидное: там, где лето длится не более четырёх месяцев в году, покорять и обустраивать нетронутые просторы Жигулей не слишком-то хочется. Рыба ищет где глубже, а человек – потеплее; узость Дона обманчива, он приютит всех, напоив вином из ста сортов винограда, и дай Бог, чтобы в средней полосе этот же виноград взошёл к октябрю, не говоря уж об абрикосах, дынях и мелких арбузах без фирменных южных полосок. А рыбалка на Дону не уступает волжской, поскольку он глубок при всей внешней узости берегов.
– Эх, южане, – произношу я, глядя на инаковое из своих просторов. Этот уклад и сегодня хранит отпечаток былой простоты – полуоткрытые калитки домов, веселие, гостеприимство и добрый взгляд на Мир, проистекающий от изобилия природного тепла с лучшим в мире вином. Дети Юга не знают неурожайных лет – они живут между достатком и изобилием, которое пытаются раздать соседям, и это единственный случай, когда соседи закрывают калитку, притворяясь, что их нет дома: им самим это добро девать некуда.
Всю сознательную жизнь знакомые южане устраивают мне нечаянные тренинги жизнелюбия, а вкус их домашних вин я не позабуду никогда. «Сейчас, сейчас я присоединюсь к вашему веселию, – отвечаю я, – только осмыслю один философский вопрос».
Я уже знаю, что безбожно вру: присоединиться к этому изобилию возможно, лишь на время на всё наплевав, с пошлым слоганом «И пусть весь Мир подождёт». Тогда на меня с упрёком взирает обветренный лик Кьеркегора, и я остаюсь в своих Жигулях, тайно ненавидя философов и занося в плейер южан, от латино-рока до откровенной попсы».